Chris Rowat — 1000 выходов силой

1 000 Muscle Ups

"Хорошо, ты сделал бы 10 000 отжиманий … или 1 000 выходов силой?"

Этот вопрос не показался мне удивительным, ведь мы задаем вопросы такого типа друг другу постоянно, например:“Можешь ли ты спрыгнуть здесь и пойти дальше?”, или, "Если бы этот балкон собирался разрушиться через 10 секунд, что бы ты сделал?” и фактически на оба вопроса я ответил на прошлой неделе.

Но даже при том, что эти вопросы всегда распространены среди нас и могли бы вызвать улыбку, они всегда смертельно серьезны, и твой ответ, как ожидают, должен быть таким же. Если на следующий день, этот балкон действительно начинал бы разрушаться и ты стоял на нем, что бы ты сделал? В этом и суть, заставить тебя думать и находить решения на тот случай, когда это действительно произойдет и думать тебе уже не придется, ведь ответ уже есть.

В общем, после нескольких минут я сказал, что скорее сделаю 1 000 выходов силой, и мы вернулись к нашему ужину в бразильско-китайском ресторане … то есть, ресторане в Бразилии,
которая подает китайскую еду. Тогда я действительно начал думать об этом, и мы обсудили это немного больше, оценивая время, которое могло бы потребоваться, как это сравнить с
тремястами выходами силой, которые мы сделали годом раньше, будет ли это возможно или нет в течение 24 часов и т.д.

Тогда я сказал то, что может быть уже вырезано в камне: “Я сделаю это”. Я знал, что должен буду сдержать свое слово с этими парнями, это всегда одно и то же - и если ты говоришь, что сделаешь, ты должен сделать это. В течение пятнадцати минут Дэн был со мной, в течение часа и Стефан согласился, потом Бруно. Мы смеялись за обедом над этой идеей, но в глубине мы знали, что только что подписались под то, о чем мы будем, вероятно, сожалеть.

Хотя мы были обязаны перед Parkour Generations попытаться закончить тысячу так или иначе, мы хотели найти хорошую причину, чтобы сделать это, поскольку думали, что могли бы заработать некоторые деньги за этого сумасшествие. Довольно быстро стало очевидно, что мы должны попытаться поднять финансирование для Наоки и его семьи, чтобы покрыть их траты на больницу с лета. На это мы и порешили.

Шесть месяцев спустя я стою в холодном переделанном складском спортзале, известном как OLF, или Оптимальный Жизненный Спортивно-оздоровительный центр, в восточной части Лондона. Я взволнован и доволен, что мы собираемся начать испытание и, смотря вокруг, вижу взволнованные улыбки, сосредоточенные глаза, намеленные руки, людей, обматывающих бинтами пальцы и делающих последние приготовления в области, в которой они хотели столкнуться с этим «монстром». У каждого план немного отличается и обучение каждого немного отличалось, но что является связующим элементом для всех нас это то, что каждый смотрит в лицо тем самым 1 000 выходов силой. Я думаю, что справедливости ради стоит отметить, что 95 % населения Земли не могли бы выполнить ни единого выхода силой, а здесь мы - планировавшие сделать их 1 000. Каждый. Наша команда из четырех человек выросла до восьми за месяцы тренировок. Пора было начинать.

Долгожданное начало было облегчением в некоторой степени и заставило меня улыбнуться не только потому что я был с друзьями, с которыми я совершал очередное безумие, но и потому что «проба» продлилась приблизительно 10 секунд, когда все мы подпрыгнули и схватили перекладину, сделали не больше 3-4 выходов силой и опустились отдохнуть. Это было стратегическим шагом и тактическим ходом, о котором мы договорились ведь распределение своих сил было ключом к успеху.

Мы встали на этот путь, и что следует за этим мне неизвестно, поскольку я имею смутное представление о том, что продолжалось вокруг меня в течение следующих шестнадцати часов …

255 выходов силой - 1 час и 49 минут.
Я чувствую себя хорошо, руки обмотаны бинтами, намелены и все еще целы. Я вскользь думаю об испытнии в 300, которое я делал довольно долгое время назад и помню, что мне потребовались 2 часа и 11 минут. Даже при том, что это - совсем другой вид испытания, я думаю, что хотел бы побить этот рекорд на хотя бы одну минуту, чтобы улучшить свое время, но я не хочу слишком на себя давить.

300 выходов силой - 2 часа и 9 минут.
На две минуты быстрее, чем прошлый раз и я все еще чувствую себя неплохо. Я начал сегодня, делая три выхода силой подряд и отдых на целую минуту, прежде чем сделать то же самое снова. Это работало, но я начинал чувствовать, что уже скоро я буду не в состоянии сделать три подряд.

363 выхода силой и я перешел на пары.
Я завершил больше трети и меняю ритм - два в минуту. Несколько из парней также закончили эти 300 выходов силой в пределах двух с половиной часов, и я был счастлив взять двухминутный отдых, чтобы пожать им руки и поздравить их.

401 выход силой - 3 часа 3 минуты.
Это чувство формировалось некоторое время, но так медленно и монотонно, что я действительно не слышал тело, которое подсказывало мне, что ему уже плоховато. Было ли это низким сахаром в крови, простым голодом или только длительным усилием, я нуждался в перерыве и еде. Останавливаться не хотелось, потому что я боялся, что могу застояться, остыть и будет трудно начинать сначала, но я должен был устранить этот дискомфорт сейчас иначе была вероятность, что мне вовсе придется остановиться.

500 выходов силой - 4 часа и 54 минуты.
Я уже был на полпути, и перерыв был отлично рассчитан. Я отдыхал в течение 20 минут, съел бургер, который сделал в 6 часов утра, несколько печений, выпил немного чая, воды, съел яблоко и полбанана. Сначала мне было холодно, но еда очень помогла мне почувствовать себя лучше и устранить дискомфорт. Пять минут на тренажере для гребли согрели меня, но не утомили, и время между 400 и 500 пролетело вполне быстро. Время, вообще шло быстро. Я не мог поверить, что мы уже занимались в течение, почти, пяти часов, и моя цель завершения испытания за приблизительно десять часов была все еще реальной.

600 выходов силой - 6 часов и 39 минут.
Вот и наступил этот момент. Хорошее время закончилось, забава перешла в тяжелый труд, и все было «не ОК». Это было далеко не ОК. Появилась боль в локтях, поскольку сухожилия
воспалялись, и каждое движение причиняло боль. Ширли и Энди забинтовывали, и повторно обматывали мои руки бинтом, бесчисленно много раз я отдыхал все больше между заходами.

Настало время быть честным с самим собой. 600 – вроде много, и в любой другой день это было бы именно так, но когда тебе надо сделать еще 400 выходов силой - ты далек от цели. Линия была протянута здесь, и становилось ясно, какие методы работали лучше всего, чья учебная подготовка была самой эффективной для этого испытания и то, насколько мы хотели довести дело до конца.

Я решил, что, если бы боль стала намного хуже, то я бы думал об остановке, но сейчас я собирался продолжать, одна минута - один раз.

700 выходов силой.
У меня нет никакого отчета в записях относительно того, когда я достиг 700. Это не было облегчением или достаточно существенным достижением, чтобы записывать, и я только помню, что боль в локтях стала хуже. Энди удалось обмотать лентой мои руки так, что бинт, казалось, стянулся сам, держался крепко до конца ночи, за что я был ему очень благодарен, и Джо только что закончил последнее 1 000 выход силой. Это был фантастическим моментом и это дал нам всем надежду на то, что конец близок. План Джо состоял в том, чтобы забросить любую временную тактику, а лишь прочувствовать свой путь к концу. Когда он чувствовал себя хорошо, он делал немного больше, когда он плохо себя чувствовал - немного меньше и, слушая свое тело, в течение всего процесса и придерживаясь техники, которая работала на него, он прорвался через все это приблизительно за восемь с половиной часов – невероятное достижение.

Было много пиков и спадов в течение дня и если бы я, возможно, начал снова, я увеличил бы свой темп во время пиков и только расслаблялся на спадах, чтобы сохранить силы. Я слишком систематизировался в подходе и, делая три выхода силой каждую минуту, я продвигался слишком быстро, когда я был утомлен и недостаточно полон сил.

Энди также закончил свои 300 в это время, и это было фантастическим достижением. Его изначальный планом было сделать 100, и когда он добрался до этого, он только продолжал
работать, стал стремится к 200. Когда он сообщил мне, что должен был уехать, чтобы посетить Рождественский обед на работе, но чувствовал, что он, возможно, достиг бы 300, я не мог не спросить его, что бы он больше помнил через десять лет … выполнение 300 выходов силой или обед на работе, и конечно же, он остался и закончил все 300 в хорошей форме. Мы были все действительно счастливы за него и горды видеть, что он достиг своей цели. Можете прочитать его версию событий и посмотреть больше фотографий здесь.

800 выходов силой и 10 часов, 20 минут.
Я потерял чувство времени, и мое продвижение почти остановилось. Я приготовился к прыжку, захвату, попробовал подтянуться, наклониться вперед и начать еще раз только чтобы испытать боль в моих локтях и суставах, но сейчас это было настолько больно, может быть даже и больнее чем раньше. Я соскочил с турника, прогулялся в течении минуты или двух, вернулся и повторил. Это было ужасно. Постоянная боль, усталость, тяжесть и чувство отсутствия прогресса еще сильней охватило меня. Проблема в том, что, чем больше времени ты себе ставишь, тем больше умножается величина всего, что делаешь. Поскольку время идет, а телу отказывают в отдыхе, оно вынуждено работать больше и больше, мозг также получает больше нагрузки. Я знал, что этот момент придет, но не был уверен насколько быстро, в это время мой разум и тело сражались .

900 выходов силой и 13 часов.

Около трех часов заняло то, чтобы сделать последние 100 выходов силой, и я понимал, что это очень хорошо. Боль в моем теле не была существенной, но она присутствовала. Дело в том, что боль в моем теле была не только во время подтягиваний, а вообще - всегда. Я не мог согнуть руки из-за напряженных мышц, шея и спина чувствовали себя подобно связанному узлу, и я потихоньку начал слабеть. Немного отдохнув, прогулявшись, я начал смеяться над всем тем, что происходит. Зачем я это делаю? Почему я продолжаю это терпеть? Сейчас я мог остановиться и пойти домой спать, чувствуя боль я чувствовал себя по-настоящему живым.

Яо поддерживал меня, массировал локти, мышцы шеи и плеч на протяжении ночи. Мне становилось легче минут на 20, потом же наступала боль. Чай, который был приготовлен Наоми, Трейси и Ширли, был настолько вкусен и сладок. Это то, что в ту минуту я больше всего ценил... как короткое сообщение от друга с пожеланием удачи, это сравнимо.
Крис только что закончил свой последний заход трудной кампании прямо против меня, и это был очередной значительный момент для парней, все еще борющихся, поскольку мы становились все ближе и ближе к цели. Еще одна краткая пауза, чтобы поздравить его сопровождалась поездкой в бар, чтобы вымучить оставшиеся силы.

Когда я вышел из этого состояния, я осмотрелся вокруг. После нескольких ужасающих часов, которые я провел в работе, я услышал ритмичные удары за своей спиной. Брайан бил на заднем плане кувалдой и разбивал шину трактора. Я узнал, что он хотел сделать 1 000 ударов по шине молотком. Я был столь поглощен в моем собственном небольшом мирке, что я не понял о чем был весь шум. Мы поговорили несколько минут, и после я вернулся к работе, но один момент, который я упустил в разговоре… мы оба закончим наши упражнения, вместе. Пока он стучит, я отдохну. Я отдохнул, он будет стучать. Когда мы начали делать упражнения, я чувствовал, что это помогает мне работать с кем-то. Я был один на перекладине, поскольку другие или закончили, или остановились, или отдыхали. Наконец, я мог завершить. Это конец. Мы сделали это.

1 001 выход силой и 15 часов 45 минут.
Последние 30 подъемов были медленными, я понимал, что я приближаюсь к финишу, поэтому я немного прибавил темп. Слова поддержки от друзей и ритмичная музыка на заднем плане, стилистика которой была от дэт-металла до хип-хопа, помогла мне справится с задачей. Независимо от того, что произошло, я закончу. Я закончил! Я знал, что могу сделать больше, чем 1000 подтягиваний, и что всегда есть достаточное количество, которое остается в тебе еще, чтобы посвятить их другим людям, чтобы благодарить их за поддержку, и другим парням, которые боролись рядом со мной. Мы начинаем вместе, мы заканчиваем вместе, как всегда.

Также я посвятил свои несколько недель своим друзьям, были ли они тяжелыми или нет. Ничто не изменилось, но поскольку меня поздравили все, кто был вокруг меня, я знал, много изменилось внутри меня. Я хотел кушать, пить и еще много чего, но сильнее всего я хотел 2 вещи - сесть и дышать. Я кушал китайскую еду, приготовленную Аннти и Ширли.

В то время, как Аннти записала мои старания на камеру, я лежал на полу спортзала в потной одежде и прибывал в состоянии легкого сна. Все от талии до шеи болело больше, чем когда-либо, и мои мышцы были твердыми и напряженными. Мы решили заночевать на полу спортзала и попытаться немного поспать, но незаканчивающийся голод не давал спать мне. В какой-то момент я упал в обморок и очнулся, когда завершали последние заходы в 9:00 утра, спустя двадцать три часа после первого подтягивания.

Все было кончено. Стоило ли оно того?

Моя техника, вероятно, не улучшилась, и я сомневаюсь, что мои заходы увеличились. Я не стану более сильным после этого испытания. Мои сухожилия и связки только стали чувствовать себя нормально, одиннадцать дней спустя, и я все еще устаю быстро от тренировок.

Это не было функциональным или эффективным, но да, это стоило того. Таким же образом бежать марафон стоит этого. Точно так же как титул тяжеловеса стоит этого. Обучение для чего-то, и ты обучаешься, чтобы достигнуть цели или стать ближе к тому, где ты хочешь быть. Если бы все, что мы когда-либо делали, было обучение, когда мы были свежими и имели короткие, эффективные сессии тогда да, мы прогрессировали бы быстро, но для чего? Где испытание? Где сомнение? Где рост?

Знание, что я могу закончить 1 000 выходов силой вплотную за одну сессию и что еще более важно, что я могу протолкнуться сквозь уровни длительной боли, которую я не испытывал никода, стоило того. Без хаоса ничто не развивается.

Моя самый большие благодарности тем, кто приехал поддержать нас в OLF, BJ и Томми, которые позволили нам использовать спортзал и Джули для того, которая подвезла нас рано утром. Наоми, Трейси, Ширли и Аннти за то, что держали чайник полным и Брайну и его молоту за их нескончаемую поддержку. Энди за то, помог мне один раз на всю ночь забинтовать руки и CJ за то, что предложил свою поддержку. Яо и Бруно за их массажи и поддержку. Питеру и Алли за поддержание поддержки. Джо за кусочек шоколадного чизкейка и то, что помог мне и Крису , что поднял нам настроение за час с Disturbed. Благодарю всех тех, кто пожертвовал на этом мероприятии, но огромное спасибо всем парням, которые были со мной на турниках, было бы намного труднее без вас.

До следующей сумасшедшей затеи, просмотрите отчет Энди о событии, его и фотографии здесь.

Источник: blane-parkour.blogspot.com/
Перевод: Александра Клоус-Иванова, Дмитрий Буенков
Фотографии: Andy Day
Редакция: Дмитрий Шиханов

Daniel Ilabaca в интервью для Jump Magazine

Готовя этот материал, мы потратили очень много времени на его оформление. Огромная благодарность переводчикам за столь объемную работу и терпение выполнить ее до конца. Речь об интервью Даниэля Илабаки для английского интернет-журнала Jump Magazine,

которое вышло в девятом выпуске за ноябрь-месяц. Daniel рассказал о себе, о своих тренировках, об отношении к паркур-сообществу, своих путешествиях, различных проектах и о встрече с основателями движения Себастьяном Фуканом и Давидом Беллем. Это, можно сказать, краткое содержание того, что Вам предстоит узнать ниже.

С тех пор как я начинал проект Jump Magazine в феврале, Дэнни был высоко в моем списке тех, у кого я хотел бы взять интервью. Если не брать очевидных людей, типа Бэлля или Фукана, то считаю, что Дэнни - единственный человек, который достоин стоять на пьедестале.

Видите ли, в далеком 2003, когда UFF была только создана, этот молодой парень из Мортона не заставил себя долго ждать и заявил о себе, создав много шума в паркур-сообществе, набивая себе репутацию и огромное количество фанатов.

Забавно, что до нынешнего времени наши пути почти не пересекались, я могу пересчитать все наши встречи на пальцах одной руки. Несмотря на это, мое восхищение им, как первопроходцем и лидером сообщества, "вдохновением" для многих, всегда было великО. Поэтому, когда он дал согласие поучаствовать в интервью для этого выпуска журнала, я с большим энтузиазмом двинулся в путь в Мортон со списком вопросов наготове. Встретившись, мы обменялись формальностями, а потом болтали много часов о многих вещах. Все, что идет далее это всего лишь малая толика того, что запечатлено на пленке диктофона, но, возможно, прольет немного света на то, кто такой и Илабака, и с чем его едят.

Jump Magazine: Привет дэн. Давай начнем с самого главного. Представься, пожалуйста.
Daniel Ilabaca:
Меня зовут Даниэль Илабака, я живу в Мортоне, Великобритания. Мне, на данный момент, 22 года и я занимаюсь паркуром бОльшую часть своей жизни.

JM: В какой момент к тебе пришло вдохновение, чтобы выйти на улицу и начать развивать навыки передвижения?
DI:
Хм… ну, я всегда был заинтересован в передвижении. С самого раннего возраста, через фильмы с Джеки Чаном и не только, они меня сподвигли на то, чтобы ходить искать приключения и все такое. Я находился на сложном перепутье в своей жизни, когда я тусовался на улицах и терся в уличных бандах, но однажды я увидел парня, который сделал сальто от стены, и позже я узнал, что это - капоэйра. Я, наконец-то, увидел что-то, что могло меня продвинуть в положительном направлении по жизни.

JM: Что именно в искусстве передвижения тебя заинтересовало?
DI:
Дело не столько в передвижении, сколько в человеке, который им занимается. Я знаю, что это было сальто от стены и это очень круто. Но, в то время, я был окружен людьми, которые говорили мне какой жизнь должна быть, и что я должен делать. Но с этим парнем все было по-другому, и я знал, что если смогу поймать смысл того, что он делал, то смогу найти себя через практику этого искусства. Так же я познакомился с другим молодым человеком - Мартином, в школе. Он был скейтбордистом и мы часто зависали у него в гостях. Мы играли во всякие приключения на его заднем дворе, ходили по забору и дошло до того, что мы выходили по ночам и представляли себе, что мы ниндзя [смеется]. Тогда я однажды увидел телевизионное шоу “ripleys believe it or not”, где был сюжет про Ямакаси и, я думаю, что это было решающим событием для меня. Увидев этих парней, их возраст - это дало мне надежду и веру, что если я продолжу делать то, что делаю, я буду счастлив, практикуя передвижение всю свою жизнь.

JM: Если мы вернемся к тому моменту, когда ты увидел парня-капоэриста, какие шаги ты предпринял до того момента, когда ты мог осмысленно сказать, что практикуешь именно Паркур?
DI:
Честно говоря, я понятия не имею. В то время не было никого, кто мог бы мне помочь или подсказать направление, в котором нужно развиваться. Я просто выходил на улицу и пытался научиться сделать сальто назад, что являлось самым большим препятствием тогда. Мы приходили к стене с другом и весь день пытались сделать от нее сальто и многие из первых попыток были ужасны. Я провел очень много времени падая на колени, но, в конце концов, у нас начало это получаться само собой. Затем, когда мы однажды крутили сальто на улице, тот самый капоэйра-парень, которого я изначально видел, шел мимо и был очень удивлен тому, что мы делали. Так что, мы даже создали небольшой кружок капоэйры и мы ходили тренироваться все вместе. Он не был инструктором даже. Он просто обожал двигаться и тоже был самоучкой, обучаясь по видео. Мы в общем прогрессировали вместе и, в конце концов, создали команду Flashkick.

JM: И как долго это все продолжалось?
DI:
Все это довольно грустно, так как мой друг Мартин и я стали быстро развиваться и парень, с которого все начиналось, потерял мотивацию, потому что дошло до того момента, что мы уже умели больше, чем он. Поэтому, небольшая команда Flashkick стала разваливаться, так как группа стала терять веру. Я и Мартин тогда решили всерьез заняться улицей и после увиденного в Ripley’s это было решенное дело.

JM: Ты всегда хорошо двигался и быстро схватывал принципы перемещения?
DI:
Мое вдохновение происходит от позитивности тех людей, которые вокруг меня. Например, когда я был маленьким, я часто ходил кататься на коньках с братьями. Они были для меня как воины и были непобедимы, поэтому я всегда хотел делать то же, что и они. Но я прогрессировал так быстро, что дошло до момента, когда я умел больше, чем они. Была точно такая же ситуация – у них пропала мотивация, потому что я был лучше их. Все чего я хотел - это играть с братьями и кататься. Могли они повторить за мной или нет, это не важно. Я просто хотел быть подвижным и играть.

JM: Когда ты наконец начал свой путь в паркуре, были ли какие-нибудь люди, которые для тебя были вдохновением?
DI:
Не столько сами люди. Я был очень удивлен тому, что во Франции этим занимались взрослые мужчины и именно это меня вдохновило выйти на улицу и попробовать это. Когда я увидел фильм Jump London, они рассказывали историю про то, как детьми играли, прыгали везде и представляли себе, что они ниндзя. Я очень хотел им сказать, что я точно так же делал много лет, но очевидно, тот факт, что они стали популярны очень быстро и если бы я подошел к ним, и сказал об этом, меня бы неправильно поняли. Я предположил, что они бы меня восприняли как какого-то непонятного юнца, который нес вздор. Поэтому, мне пришлось набраться терпения и продолжать делать то, что я делал, и я считал, что если это судьба, то наши пути когда-нибудь пересекутся, как оно, в конце концов, и получилось.

JM: Припоминаю момент, когда я впервые о тебе услышал…
DI:
Не было ли это на Urban Music Festival в Earl’s Court? Я помню, что видел вас там.

JM: На самом деле, нет. Первый раз я тебя увидел по телевизору в составе команды Urban Monkeys. Ты должен понять, что тогда создавались команды, появлялись индивиды и новые бизнес-проекты, которые только формировались и дрались за место под солнцем в плане узнаваемости и внимания масс-медиа. Все, у кого была хоть малая толика таланта, кто не входил в эти круги, расценивался бы как враг и, был бы бойкотирован в большей или меньшей степени. Но я помню, что видел этот репортаж по телевизору и то восхищение, которое я испытал от того, что ты делал. Я могу ясно вспомнить, что говорил своим товарищам по команде, что ты тот, за кем нужно следить. Расскажи про Urban Monkeys и как вы прославились?
DI:
Я знал, что для того, чтобы продвигаться вперед, я должен был быть лидером в каком-то плане, поэтому я создал Urban Monkeys, команду, которая по сути состояла просто из друзей, которые решили объединиться. Но она развалилась, так как была создана на неподходящих основаниях и тогда я решил продолжать в одиночку и искать собственный путь.

JM: Что ты имеешь ввиду под фразой «не те основания»?
DI:
Я не очень хотел выглядеть как парень, который прыгает лучше всех или тот, кто в одиночку мотивировал всех заниматься, потому что я все еще сам был на пути самопознания. Поэтому, для меня создать группу людей и сказать, что нас теперь зовут так-то или так-то было сложно, я не чувствовал себя готовым для такой ответственности.

JM: Сколько тебе тогда было лет?
DI:
Кажется, мне тогда было 17.

JM: Хорошо, давай более внимательно рассмотрим твой собственный стиль. Ты начал путь самопознания, но с какого момента ты бы сказал, что начал сильно прогрессировать?
DI:
Это интересный вопрос. До того как я приобщился к Паркуру, у меня не было понимания о чем-то сложном или легком. У меня понятия не было о том, что реально, а что нет, потому что для меня двойное заднее тоже самое, что одинарное, это просто еще одно лишнее вращение. Но с годами, копаясь в интернете, и понимая лучше как люди двигаются, и что их впечатляет это, в конце концов, наложило отпечаток на мое восприятие, хотя до этого я полагался лишь на собственный опыт. Я помню, что ездил в Лондон и Chase Armitage сделал баттерфляй на 720 градусов от стены и, на тот момент, я никогда не пробовал этого, но потому, что я увидел это собственными глазами, я подумал, что хочу попробовать повторить и сделал попытку. Я пришел на колени и все сказали: «Что ты делаешь?», но я попробовал еще раз и у меня получилось.

JM: Есть ли какой-то элемент, от освоения которого ты получил особенное удовлетворение?
DI:
Не думаю, что есть один какой-то элемент. Я доволен тем, что могу двигаться, и что могу выражать себя через движение в том виде, в каком люди из моей школы или района не могут. Было приятно осознавать, что я особенный. Я знаю, что это неправильно, но я обожал убегать от полицейских. Знаешь, просто бежать по крышам, перепрыгивать большие расстояния и скрываться от копов. Я понимаю, что это было неправильно, но в те времена было намного больше свободы. Не было никаких границ, просто бег, прыжки и кувырки, чтобы смягчить приземление. Находиться в воздухе было замечательным ощущением.

JM: Разговаривая с Ником Уиткомб, ты сказал, что у вас постоянно были стычки с полицией в те времена. Чем вы занимались?
DI:
Мы очень часто лазали на крыши. С того времени как мне было 15-18 лет я всегда чувствовал себя одиноким. Я знаю, что вдохновлял Ника и других парней в Мортоне, но я всегда чувствовал себя одиноким и не чувствовал ничего общего ни с кем, поэтому я всегда залезал на крышу паба Везерспун. Даже если шел дождь, я залезал туда и сидел со слезами на глазах и кричал что есть сил. Я не хотел найти счастье через Паркур, я хотел чувствовать все доступные эмоции. Вылазки на крышу этого паба были способом для меня увидеть мир так, как его мог видеть только я. Это был мой мир, это было мое место, моя реальность. Я чувствовал себя невероятно свободным на крыше, прыгая, в дали от людей внизу. Так что, это было то, чем я занимался каждый день и тогда полицейские начали мной интересоваться и меня это страшно бесило, потому что они просто не понимали, что я делаю - поэтому я убегал. Дошло до того момента, что я переставал бежать, потому что дела начинали становится не на шутку плохи, как и полицейские с их непониманием. Поэтому, я пытался объяснить причины, по которым я этим занимался. Тогда это стало большой проблемой для Мортона и сейчас произошло много разных событий, но это одно из наших ветвей деятельности.

JM: Все знают о запрете на Паркур, вымазанные крыши и колючая проволока в Мортоне. Что ты обо всем этом думаешь?
DI:
Я могу понять, почему люди недоверчиво относятся к вещам, которых они не понимают. Я с пониманием отношусь к их чувствам и к той причине, почему они стали давать отпор Паркуру, но никто еще нормально не объяснял, что именно мы делаем. Они просто предполагают, что то, что мы делаем - это что-то антисоциальное. Колючая проволока и все такое, были установлены потому, что мы не объяснили нормально что такое Паркур. Нам нужно просто с этим смириться.

JM: Ты правда думаешь, что если приложить усилия и объяснить в чем дело, то люди лучше поймут?
DI:
Да, я правда в это верю и мы уже начали работу в этом направлении, но это медленный процесс. Сложно переделать некоторые вещи, которые уже сделаны, понимаешь о чем я? Сложно людям увидеть тебя вдруг в позитивном свете, когда в течение многих лет они воспринимали тебя как бунтаря и нонконформиста, и постоянно в стычках с полицией. Опять же, из-за того, что очень много ребят сюда приезжают из других мест, здания немного пострадали. Мы работаем над тем, чтобы исправить ситуацию, но, как я уже сказал - это очень медленный процесс.

JM: Есть ли доля правды в слухах о том, что у вас строится академия?
DI:
Да, есть. Если вкратце, то совет Виррала решили закрыть все библиотеки здесь и здание в Бичвуде отдадут обратно нашим жителям. Последние полтора года я работал с парнем, который придумал путь развития в будущем. Это не обязательно именно паркур-центр. Это будет называться «Передвижение имеет значение» (Movement Matters) и там будет много всего.

JM: Замечательно, что что-то позитивное выходит из всего негатива. Как скоро процесс войдет в стадию выполнения?
DI:
Мы надеемся начать строительство в конце года и, на данный момент, имеем 70 000 фунтов вложений и подали заявку на грант в полтора миллиона.

JM: Как ты относишься к сообществу мирового паркура и фрирана на данный момент?
DI:
Да все выглядит как-то призрачно, если честно. Я немного отдалился от сообщества в последнее время. Я смотрю много видеороликов и вижу людей, которые передвигаются, но передвигаются без какой-либо цели. Я не вижу души во всем этом на данный момент. Есть ощущение, что движение - это как следствие того, что ему предшествовало, не более.

JM: Я думаю, многие тут с тобой не согласятся. Ты говорил, что часто прогуливал школу. Что тебя оттолкнуло от системы?
DI:
В один момент жизни, я даже был готов принять тот ярлык, который на меня повесили. Мне говорили, что я страдаю дислексией и не могу читать, или писать, и я почти это принял. Я был на перепутье, где мне нужно было сделать выбор: смириться с этим и продолжить школу, потому что это было правильным решением, или держаться за то, кем я являлся и прогуливать, лазать по деревьям и быть ребенком. Я теперь понимаю, что это было не потому, что я не мог читать и писать, а просто потому, что я не хотел. Я помню как учитель мне говорил: «Ничего не добьешься лазая по деревьям». Как же он был неправ!

JM: На менее серьезной ноте – какой коммерческий проект был для тебя первым?
DI:
Реклама Rogers [смеется]

JM: А из всех твоих коммерческих работ, какая была самой приятной?
DI:
Ух, это сложный вопрос. Видишь ли, было много проектов, у которых был потенциал быть невероятно крутыми, но они таковыми не стали, потому что мне не дали показать кто я, я должен был делать только то, что они хотели, и это заставило меня довольно быстро потерять интерес, можно сказать. Если честно, семинары были самой интересной вещью, которой мне пришлось заниматься как следствие того, что я делаю. Один из самых понравившихся был в Италии с Себастьяном Фуканом и Олегом Ворславом. Мы там пробыли 4 дня. Я провел бОльшую часть времени, разговаривая с людьми и не двигаясь. Все ожидали, что мы будем двигаться, но это позволило нам объяснить, что мы не видели себя чем-то отличающимся от них. Затем в последнюю ночь все двигались вместе и никто не смотрел ни на кого, или на меня, и что я делаю, или на Олега, просто все вместе двигались. И там был определенный прыжок, который я хотел сделать и он был довольно амбициозным, поэтому я попросил диджея выключить музыку, потому что я терял концентрацию. Я разбежался и спрыгнул с деревянной платформы на грань и сделал это идеально. Я знаю, что если бы я сделал это до встречи со всеми кто там был, то реакция была бы: апплодисменты и крики одобрения, но когда я прыгнул - не было ничего. Просто тишина и люди продолжили делать то, что делали и это было так прекрасно. Я почувствовал, в первый раз, что я мог двигаться среди людей, которые понимали меня и энергия этого была так невероятно сильна.

JM: Лучшая страна, которую ты посетил в своих странствиях?
DI:
Чили. Они так хотят быть частью мирового паркур-сообщества, но я объяснил им, что то, что у них есть, у Европы этого нет больше и в этом вся невинность незнания много о Паркуре и как их не задело то, что происходило. Все было так просто, они просто любили двигаться. С другой стороны монеты – Россия, где у них столько всего произошло, что их заносит и они самовыражаются до такой степени, что есть только несколько классных атлетов. Но когда они становятся знаменитыми и их приглашают на какие-либо выступления, это то, что меняет их в худшую сторону. Когда я был в России, было такое огромное количество народу, которые лезли ко мне в лицо, показывая, что они могут и ожидая, что я сделаю что-то иначе.

JM: Я хотел спросить это. Учитывая, что ты теперь стал тоже знаменитым, ты часто сталкиваешься с тем, что перед тобой пытаются выпендриться и показать, что умеют, нежели просто тренироваться для себя?
DI:
Да, это очень раздражает. В России все было именно так, был огромный джэм и все было так неуютно. Я чувствовал по отношению к ним жалость, но не мог двигаться и посвятить себя им. Просто была не та атмосфера. Поэтому, я просто стоял и разговаривал с теми людьми, с которыми мне нужно было поговорить, но другие люди лезли ко мне, пытаясь показать мне, что они могут. Дэвид Белль был там же и он просто стоял с улыбкой на лице. Все было как-то грустно.

JM: Ты доволен своим уровнем сейчас?
DI:
Знаешь что, то, где я сейчас, это гораздо за пределами даже моих собственных навыков паркура. Через то, во что я верю - я растерян, так как не знаю, на что я способен. Не так давно я стоял на верхушках деревьев и смотрел вниз, думая «Я могу спрыгнуть с этого дерева». Если б у меня была причина это сделатьб я бы спрыгнул с этого дерева в тот же миг. Все зависит только от причин. Причина, по которой я занимаюсь паркуром - это чтобы я мог помогать другим и быть рядом, чтобы отвечать на вопросы. Я могу встречать людей и делиться своим жизненным опытом и может быть помочь им узнать больше о самих себе. Я не говорю, что все о чем я говорю всегда правильно, но я в том положении, где я могу говорить с людьми. Но если была бы достаточно веская причина, то нет ничего, что меня бы остановило; я стоял на вершине и хотел сделать это.

JM: О какой высоте мы говорим?
DI:
Примерно 30 футов в местном лесу. (чуть больше 9 метров - Ред.)

JM: Это заставляет меня задать вопрос, на который нам всем приходится отвечать: на счет страха. Допустим, ты готовишься к большому прыжку для рекламы, что проносится в твоей голове и как ты справляешься со страхом?
DI:
Да, был один раз, когда я был у Elephant and Castle в Лондоне и разглядывал кэт-лип, который был мне не по плечу, но я чувствовал необходимость его прыгнуть. Поэтому, мой адреналин повысился и я начал сильно нервничать. Потом я осознал, что не время для этого прыжка, потому что я пытался подготовится к тому, что я еще не был готов сделать. Я еще не нахожусь в необходимой ситуации, так почему же я готовлюсь к тому, что еще не случилось? Я думал о будущем, когда единственное, к чему я привязан - это
настоящее, поэтому я принял, что не контролирую ситуацию и поэтому биение сердце успокоилось и я снова был абсолютно спокоен, поэтому я отошел на 15 шагов разбежался и прыгнул в полную силу. Как только я оттолкнулся от перилы, я понял, что не долетаю, но я уже принял этот факт и то, что не могу контролировать исход прыжка, поэтому мне нужно с этим справится. На полпути в воздухе я просто приспособился, вытянул ноги, уперся ими в стену и приземлился и все было кончено за пару секунд и ничего не случилось.

JM: Ты не ударился?
DI:
Нет, совсем нет.

JM: Тебе не трудно находить мотивацию в нынешнее время?
DI:
Нет, я могу описать это так – это как рождество, когда ты маленький и

идешь спать и знаешь, что следующий день будет эпичен. Каждый день я ложусь спать с огромной улыбкой на лице. [смеется]

JM: Когда ты начинал все было таким невинным не было никаких ресурсов, из которых можно было бы почерпнуть информацию. Теперь же все как на тарелке и поэтому новички очень быстро прогрессируют, хорошо ли это?
DI:
Вне зависимости от того долго ли ты что-то осваиваешь или быстро, даже если ты не выучишь все самые важные фишки, в конце концов, ты просто двигаешься. Как я и сказал в коммьюнити сейчас очень много привидений, которые двигаются без страсти. Может люди, читающие это возражают и не согласны и я огребу за эти слова но, это мое мнение.

JM: Когда мы говорим о выходе на новый уровень всегда есть человек, который лучше тебя за углом. В этом плане, когда кто-либо показывает на человека, который лучше тебя, это заставляет тебя стремится к большему?
DI:
Да нет, в общем-то. Нет в мире человека, который был бы мной лучше меня. Я не сравниваю себя с другими. Если есть парень, о котором говорят, что он особенный, я ему желаю всего самого хорошего и надеюсь, что по пути он найдет то, что ищет. Ничто из этого меня не задевает, потому что я знаю, что в том, чтобы быть собой я лучше всех.

JM: Давно еще, ты говорил, что против соревнований, почему ты принял участие в шоу на Mtv?
DI:
Да, это было соревнование, но в то же время - это Америка. А мы все знаем, что Америка делает с миром. Америка это последнее место, которое может определить, чем что-то должно или не должно являться.

JM: Тут я с тобой категорически не согласен. Особенно, в случае паркура, который сформировался в Европе.
DI:
Справедливо. Я принял участие, потому что это дало мне возможность попытаться представить паркур в правильном свете, в стране где мало людей понимают что это такое.

JM: Но в США много процветающих сообществ.
DI:
Я старался изменить что-то, но так и не смог влиться в коллектив. Например, я специально не принимал участие в некоторых выпусках, потому что знал, что некоторые атлеты будут стараться показать все, на что способны, и я не был готов участвовать и доказывать, что я могу делать что-то, чего не могут они. Я не хотел этого. Я был там по другой причине, для того чтобы представить паркур в правильном свете.

JM: Как ты думаешь, ты добился того, чего хотел?
DI:
В каком-то смысле да. Америка огромна, и все еще есть места, где люди понятия не имеют что такое Паркур. Хорошо, что Mtv нас не слушали, люди начали терять интерес к шоу.

JM: Что ты имеешь ввиду под «не слушали»?
DI:
Они разрабатывали концепты шоу и идеи для эпизодов, основываясь на том, что думали female viagra australia люди хотят видеть. Им нужно было что-то большее чем паркур, и этот типичный пример парней прыгающих по крышам, а потом соревнующихся как друзья. Людям это неинтересно, они с этим себя не соотносят.

JM: Изначально планировалось 12 серий, не так ли?
DI:
Да, 12 серий. Приглашали фокус-группы и высказывали свое мнение на счет того, что они хотели бы видеть в шоу. Прыжков больше, расстояния длиннее, сальто выше и конкуренция жестче. Я был одинок. Я видел, что другие ребята не хотели противиться им, и сбивались все плотнее. Они хотели этого для популярности, поэтому я был одинок.

JM: То есть, для тебя это не было приятным опытом?
DI:
Ну, я лучше буду переживать самые худшие вещи, которые испытают меня.

JM: Шоу на полпути сняли с эфира?
DI:
Да, сняли. В любом случае, и так и так для меня это было выигрышным происшествием, потому что они поняли, что шоу становится провалом и отказались от него сняв всего 6 эпизодов. Теперь они дважды подумают перед тем как снимать еще один сезон, потому что то, что они думали сработает – не выстрелило. Если бы они слушали, то шоу было бы успешным и революционным. Оно бы дало возможность многим другим выразить себя.

JM: В твоих глазах концепт мертв?
DI:
Да, он мертв. Когда ко мне впервые пришли с этим предложением, идея была такова, что это полноценные соревнования. Я больше года вел переговоры с Виктором Бевином и делился с ним своими мыслями на счет того, как мы сможем сделать так, чтобы люди поняли суть. Таким образом мы придумали идею про три раунда. Так что был последний раунд, который был противоположностью первым 2м, и мы могли показать кто мы на самом деле.

JM: Расскажи мне про сценарий скоростного раунда?
DI:
у меня было то же ощущение, что и тогда у Elephant & Castle, готовясь к тому большому прыжку. Я стоял с Пипом (Pip Anderson), ждал когда можно будет бежать, но Mtv должны были взять свои интервью у других, и это очень сильно напрягало, потому что препятствия были прямо перед нами и мы просто хотели их преодолеть. Поэтому начало нарастать напряжение, и мы начали нервничать. Пип сильный парень, поэтому прошел трассу с легкостью. Потом настала моя очередь, конечно же меня поставили последним, и я знал что меня испытывают и что мое время пришло. Как и раньше адреналин начал накапливаться и я стал бояться, поэтому я закрыл глаза и начал молиться. Бог говорил мне, что это мое время стать его инструментом и вдруг адреналин ушел, и я был там, абсолютно готовым, побежал и выиграл. И я был спокоен как удав.

JM: пилотное шоу имело успех?
DI:
Да, но грустно то, что нас даже не привлекали к процессу разработки серии. Они думали, что мы просто участники, и нам будет все равно. Потом мы узнали, что все будет точно в таком же формате как и раньше, и что они ожидали, что мы сделаем все тоже самое снова, мы говорили что «нет, мы не будем этого делать». Я не буду лицемером и делать то, что я делал в пилотном выпуске. Поэтому почти все время выглядело как-будто мне все это не по душе.

JM: Была ли настоящая ссора?
DI:
Да, был скандал. Мы все сидели одной ночью и я встал, и сказал, что мы сможем сделать все гораздо быстрее, если бы разрешили одному человеку выступать за группу, и что я готов быть этим человеком. Я сказал, что готов встать и говорить за всех насчет того, каким шоу должно быть и как должен выглядеть экшен. Виктор Бевин тогда решил поговорить со мной наедине. Он сказал: «Ты ничем не отличаешься от остальных, кто ты такой, чтобы встать и сказать, что ты готов говорить за всех?» и я ответил ему, что он прав и ушел, сказав что все, я больше не участвую. Я объяснил, что он меня выкинул из своей группы, я хотел, чтобы проект имел успех, но под давлением я был изгнан.

JM: Ты принял осознанное решение уйти из WFPF?
DI:
Да, я просто взял и ушел, я больше не часть этого. Если меня будут унижать и говорить, что я ничем не отличаюсь от других, то я просто не буду частью этого больше.

JM: Должен признаться, что не смотрел ни одного эпизода по Mtv. Но сезон просто срезали, получается, что не было завершающего эпизода и его просто убрали из программы?
DI:
Да, оно мертво. Теперь они рассматривают другие проекты, например, про эту обувь и другие вещи.

JM: Для того, чтобы паркур-обувь, о которой идет речь продавалась по той цене, по которой продается, маржа дохода превышается головной болю связанной с производством во много раз. На мой взгляд затея обречена на провал, но время покажет. Давай вернемся на уровень истоков. Если есть кто-то, кто хочет следовать за тобой по стопам профессионального атлета, есть ли какие-либо советы, которые ты мог бы дать?
DI:
Дерзай, но не будь слишком расстроен, если у тебя что-то не получится. В конце концов, это не должно быть твоей целью всей жизни. Нужно ценить то, что у тебя есть в данный момент, в смысле друзей и семьи, которые у тебя есть. Словами Мухаммеда Али: «Если хочешь быть мусорщиком, будь лучшим мусорщиком, которым можешь быть».

JM: Многие люди из периферии думают, что сниматься в фильмах и рекламе это все сплошной гламур. Хотя это имеет свои плюсы, так же это может быть очень долгим и нудным занятием. Можешь ли обрисовать как дела обстоят на самом деле?
DI:
Далеко не все так гламурно, и действительно, это очень тяжелая работа. В бОльшей степени это психологическая битва за концентрацию. Чаще всего люди хотят от тебя большего, чем ты готов отдать. В конце концов, это тоже имеет свою цену.

JM: Тебе нравится этим заниматься?
DI:
Мне это нравится, потому что я уже знаю кто я. Кто-то, кто не знает, мог бы быть переделан во что-то, что хочет видеть режиссер. Нельзя, чтобы говорили: "Грош тебе цена". Наоборот, нужно чтобы они понимали твой вклад в общее дело и его ценность.

JM: какую музыку ты сейчас любишь?
DI:
Христианский хип-хоп на данный момент и все что берет за душу.

JM: Сам ты христианин. Как твоя вера помогла тебе в паркуре?
DI:
Она помогла мне во всем. Иисус единственный человек, которым я действительно восхищаюсь и стараюсь быть еще более похожим на него каждый день.

JM: Вижу, что у тебя в офисе внушительное количество видеоаппаратуры. На тему видеосъемок и паркура, YouTube - это главный инструмент для того, чтобы распространять контент по всему миру, насколько он важен для тебя?
DI:
Последние несколько лет я очень сильно увлечен им, так как это великолепный инструмент для маркетинга того, чем ты занят в паркур-сообществе. На данный момент, я стараюсь быть на улице как можно больше, поэтому не так часто сижу в сети. Я знаю, что это великолепный способ показать людям кто ты есть, но сейчас я ушел в подполье, немного расслабился и вынашиваю планы как вернуться в схватку, но под другим углом.

JM: Значит что-то новое готовится?
DI:
Да, что-то скоро будет [смеется].

JM: Приятно слышать. По-твоему, какие составляющие создают идеального трейсера?
DI:
эмоции и то как они себя проявляют. Не только по языку тела. Для меня это не только физические упражнения. Если хочешь поделиться тем, что у тебя в душе, постарайся думать вне рамок и подходить к препятствиям так, как не сделал бы этого ранее.

JM: В некоторых видео ты атакуешь детскую площадку и настолько легко и инстинктивно, с точными шагами, это что-то невероятное. Но, несмотря на это бывают ли дни когда ничего не клеится?
DI:
На самом деле довольно часто. Я просто хорошенько подумаю об этом и вернусь обратно в самое начало.

JM: Тренируешься ли ты внутри в крытых залах?
DI:
Нет, это воображаемый мир, где ты себя обманываешь. Если бы я попал в гимнастический зал, я бы разумеется повеселился, но я не стал бы это рассматривать как способ улучшить свою технику.

JM: Раз разговор зашел о технике, я сижу в твоем доме, но прямо сейчас на улице у тебя в саду возводиться конструкция из перекладин. Можно сказать, что этот монстр будет даже недооценкой ее масштабов. В чем дело?
DI:
Это работа в процессе и я уже давно хотел демонтировать старую. Конечно же, я сконструировал воплощение того, чем я хочу быть напуган и то, что выхзовет на поединок. Когда стоишь перед ней ты затмлен ее размерами, и я хочу, чтобы было именно так. Я хочу знать, что она не похожа ни на одно препятствие, которое кто-либо когда-либо покорил и я хочу его подчинить себе и контролировать его. Я назвал его ковчегом и хочу, чтобы это было место в моем саду, где я могу проводить время в одиночестве, совершенствуя свое передвижение. Никто кроме меня не будет там тренироваться ближайшие пару месяцев, буду только я и когда я буду готов, другие люди смогут прийти и поиграть с ней.

JM: Придерживаешься ли ты какой-либо диеты?
DI:
Нет, обожаю еду [смеется].

JM: Тебе везет, так как, очевидно, у тебя быстрый метаболизм.
DI:
В основном, я ем все, что хочу, но когда придет время мне следить за собой, то я буду это делать.

JM: Есть ли у тебя какая-либо программа тренировок?
DI:
Не то, на чем я зацикливаюсь каждый день. Все зависит от обстоятельств. Я думаю что единственный случай, когда тело становится первичным, это когда есть причина прогрессировать физически.

JM: Если бы тебе нужно было отказаться от одного из данных навыков в твоем репертуаре – скорость, плавность или четкость, чтобы это было?
DI:
Я бы отказался от плавности, потому что она имеет отношение к красоте, а мне кажется я красив и так. Поэтому можно и без нее обойтись [смеется].

JM: Еще и скромняга? Круто. На момент этого интервью ты только что закончил Brink European Tour 2010. Расскажи об этих впечатлениях.
DI:
Мой менеджер предложил видео-компании сделать тур, чтобы продвигать новую игру Brink и эта затея имела бешеный успех. Задача была в том, чтобы пересечь Европу и побывать в 8 разных городах. По пути мы смогли пообщаться с сообществами, к которым я не мог бы сам добраться. Было сложно, потому что приходилось выкладываться каждый день. Интересная вещь случилась во время тура – я вдруг начал голодать. Я никогда не мог понять смысл этого, но почему-то я не чувствовал необходимости в еде. И ощущал, что становлюсь сильнее каждый день, что было непередаваемым ощущением.

JM: Ранее сегодня ты рассказывал, что встретил Давида Белля во время пребывания во Франции и что это было особенной встречей. Расскажи об этом.
DI:
Я чувствовал, что так должно быть. Я так давно знал, что в конце концов наши пути пересекутся, но не знал когда. Поэтому, я понимал, что должен просто жить своей жизнью. И во время того, как я был в Лиссе я встретил Себастьяна Фукана и мы дали небольшое интервью для камер, а потом он мне сказал, что позвонил Давиду и что он хочет со мной поговорить. Я уже знал об этом от Казумы (Parkour Generation - Ред.), который мой хороший друг. Он как-то сказал мне, что Давид хочет как-нибудь встретиться и поговорить, что было очень круто. Так мы сидели у Dame du Lac и я сидел в тишине, занимался своими мыслями, но под деревом недалеко от нас сидел человек. Я инстинктивно почувствовал, что это Давид, встал и начал идти. К этому моменту я потерял из виду где он сел, но подразумевал, что он еще там. Поэтому я прошел под деревом и проходя под ним, там был Давид. Мы улыбнулись друг другу, но когда я осмотрелся, подошел мой маленький брат и все шли за нами с камерами, и на секунду я испугался, что не смогу поделиться с Давидом кто я. Поэтому некоторое время мы занимались съемками. Я сначала не понял, что моего маленького брата попросили уйти из кадра и, когда я поднял взгляд, то понял, что что-то не так и сказал Давиду, что мне нужно проверить все ли в порядке. Я снял микрофон, и подошел к брату, Давид пошел за мной, потом мы все пошли в Лисс, разговаривали и, в конце концов, оказались у Давида дома, расслаблялись и слушали музыку. Не хочу говорить о том, о чем мы тогда разговаривали, кроме того, что будущее будет светлым.

JM: Даниэль, отлично. Не могу даже придумать лучшего способа закруглиться. Спасибо за твое время чтобы сделать это интервью реальностью.
DI: эм, это было честью. Я действительно думаю, что это замечательно, что ты выбрал время приехать сюда в Мортон лично. Это многое значит.

Источник: Jump Magazine Issue 9 (Nov), 12-44 стр.
Перевод: Александра Арефьева
Редакция: Олег Махнев, Дмитрий Шиханов

Одежда для паркура от Majestic Force

Совсем недавно, гуляя по Сети, я наткнулся на довольно интересную ссылку, пройдя по которой меня ждала приятная и неожиданная новость. Оказывается, команда Majestic Force (ранее Yamakasi) создала новый бренд одежды для паркура и активного образа жизни. Естественно, это вызвало у меня большой интерес, так как любой трейсер хочет быть стильным и необычным. Не ходить же всегда в разорванных кедах и грязных штанах, к тому же данный бренд перечеркивает все созданные стереотипы, устоявшиеся в паркур-сообществе. Я решил задать пару вопросов создателям данного магазина, чтобы узнать и рассказать немного больше, чем может показать сайт.

Дмитрий Буенков: Доброго времени суток, Сандра! Я бы хотел задать вам несколько вопросов, касаемо магазина. Вы не против?

Сандра Далман: Привет, Дима. Да, конечно!

ДБ: Начнем с того, что хотелось бы подробнее узнать на чем специализируется одежда в вашем магазине? Она создана именно для паркура или для чего-то еще?
СД: 2WS (World Wild Souls) — это новый бренд уличной моды, созданный для занятий паркуром экспертами из Yamakasi, вместе с французским модельером-дизайнером Сесилией Себэоун. Мы хотели создать линию одежды, которая будет разработана для движения и активности, и, соответственно, ту, которая будет символизировать нас как коллектив. Мы хотели сотрудничать с несколькими большими брендами одежды, но они не хотели продавать «свои души». Свободный дух в свободном теле — вот, что важно для нас, и, таким образом, мы создаем свой собственный бренд, который получает название «Дикие души».

ДБ: Какова была идея создания данного магазина? Кто участвовал в его создании?
СД: Гилен Н’гюба Боеке (идейный создатель магазина и один из основателей Yamakasi) разработал стиль, который должен охарактеризовывать нас как физически, так и нравственно. Данная одежда достаточно удобна для того, чтобы двигаться, легкая, чтобы почувствовать свою свободу и прочная, чтобы обеспечить вам хорошую защиту. Вообще одежда, как способ самовыражения, описывает наше видение жизни и мира. Все мы рождаемся на свет от разных людей, учимся в разных школах, занимаемся разными видами спорта. Мы — разные, и именно эти различия делают нас сильными в своих областях. Это — Yamakasi. Мы не ограничиваем свое видение мира. У бренда 2WS тоже есть философия, как, допустим, и у паркура. Занимаешься ли ты танцами или постигаешь технику боевых искусств, сидишь дома или гуляешь на улице с друзьями, все это — твой стиль. Стиль нашей одежды строг и деликатен, свободен и прост.

ДБ: Какую роль сыграла команда Majestic Force?
СД: Команда Majestic Force имеет непосредственное отношение к данному проекту, так как бренд основан одним из основателей Yamakasi, но это — бренд фирмы Separete, производственной компании, которая создает шоу, выступления и т.д.

ДБ: Расскажите немного о товарах, представленных в вашем магазине. Например, о материале?
СД:

Комфорт, конечно, очень важный аспект для нас. Наша одежда почти на 100 процентов состоит из хлопка. Но для того, чтобы увеличить комфорт и сохранить форму, в наших вещах помимо хлопка присутствует эластан.

ДБ: Одежда шьется по заказу или закупается в сторонних магазинах?
СД: Наш дизайнер Сесилия Себэоун проектирует всю одежду именно для команды Yamakasi и 2WS и не для кого больше. Все вещи шьются и изготавливаются в Марокко.

ДБ: Как часто будут обновляться коллекции ваших вещей?
СД: Коллекции новой одежды будут выходить ежегодно, а именно «осень/зима» и «весна/лето».

ДБ: Больших усилий вам стоило получить торговое место почти в самом центре Парижа?
СД: Изначально, у нас было огромное желание арендовать офис для нашего магазина в центре Парижа и это получилось. Но, прежде всего, мы сосредотачиваемся на том, чтобы продавать одежду «онлайн», через интернет-магазин. Так мы достигнем более широкой аудитории, чем только продажи во Франции. Мы поставляем одежду по всему миру потому, что мы не верим в ограниченное видение мира. Совсем скоро мы обновим наш интернет-магазин не только визуально, для того, чтобы вашему глазу было приятно смотреть, но и добавим несколько вещей в нашу стартовую коллекцию.

ДБ: Ваш магазин будет оказывать спонсорскую помощь самым активным атлетам? Или это только в планах?
СД: У нас действительно есть планы на субсидирование выдающихся атлетов и сотрудничества с организациями. Но мы не будем ограничиваться только этим. Мы хотим поддерживать «дикие души» во всем мире. «Дикой душой» может стать абсолютно любой человек, который достиг каких-то определенных высот в развитии, или, например, который спас чью-то жизнь.

ДБ: Расскажите немного об идеях на будущее. Хотелось бы быть в курсе происходящих событий, связанных с вашим магазином.
СД: В феврале мы запускаем линию одежды, рассчитанную специально для «школ паркура» или групповых секций. Коллекция будет состоять из штанов, футболок, трикотажных рубашек, браслетов, на которые может быть нанесен абсолютно любой логотип или текст, например, логотип твоей организации. Данные вещи можно будет приобрести в нашем интернет-магазине.

ДБ: Как с вами связаться, для того, чтобы заказать одежду, или, допустим, найти ваш магазин в самом Париже?
СД: Если вы хотите быть в курсе всех событий происходящих в 2WS, то следите за новостями на  http://www.facebook.com/worldwildsouls и  http://twitter.com/worldwildsouls. Наш шоурум находится по адресу 68 Rue Jean-Jacques Rousseau, 75001 Paris. Ах, да, забыла — www.2ws.fr.
Мы часто обновляем наш веб-сайт и блог. Будьте в курсе ;)

ДБ: Большое спасибо Вам, Сандра, за ответы на интересующие вопросы!
СД: Пожалуйста, Дима. Я была рада рассказать тебе о магазине. Удачи!

А еще вы можете увидеть видеоролик, демонстрирующий интерьер шоурума 2WS — http://vimeo.com/17606482

Отчёт о мероприятиях в РГУФКе 18 декабря

Не даром в заголовке новой записи указано слово «мероприятие» во множественном числе. Потому что на 18 декабря для трейсеров было запланировано 2 отдельных мероприятия, которые проходили в одном здании, но в разных секторах. Итак, начнём в хронологическом порядке.

Утренняя аккредитация участников семинара являлась основанием для прохода и участие в нём. Куртки сданы, теплая одежда отложена в шкафчики и вот мы готовы.

В 12 часов в манеже стартует разминка под руководством команды The Tracers, целью которой является подготовить наше тело к долгому перемещению по тем конструкциям, которые для нас приготовлены в 100-метровом отсеке. Стоит заметить, что разминка проходила в спокойном темпе (без каких-либо резких движений) и длилась около часа. Не раз повторялось основным руководителем разминки Олегом Краснянским: «Сконцентрируйтесь! Постарайтесь сделать так, чтобы Вы, Ваше сознание были здесь». Однако группа людей в колличестве 15 человек, (которые, находясь позади female viagra next day delivery всех, вели себя довольно невежливо по отношению ко остальной массе) явно не нуждалась в возможности принять участие в общей разминке и нарушала тишину своими криками и возгласами. Но концентрация на себе, со временем, позволила не обращать внимания на их выходки.

Сразу после окончания разминки был дан сигнал — «Идём на трассу!» По сути дела с 13 до 20 часов можно было бесконечно передвигаться по трассе. За исключением 30 минут, но об этом позже. Говоря о трассе, стоит отметить, что не создавалось ощущения того, что она состоит из дублирующих друг друга секторов, как в прошлом году. На этот раз почти ни одна зона не была похожа друг на друга, что позволяло действительно разнообразить движения. В одном из концов трассы лежали маты для тех, кто желает крутить акробатику, а вдругом находились колонки и сцена. В этом году колонки находились в дальнем конце отсека и главным минусом было то, что уже после середины трассы музыку было не слышно. До 14:00 играла свободная музыка, заранее подготовленная, а после для всех участников семинара «Оркестр интуитивной музыки» вживую отыграл сумасшедшие живые ритмы на разнообразных инструментах (от древних барабанов до сан-технической трубы).

Затем было запланировано открытие Эктрим центра (зеленый паркур-парк) в другой части здания. «Экстрим Спорт Центр» компании «СпортУниверФитнес» — единственный в Москве спортивный центр со спортивными залами, специализированными площадками и модулями, который предназначен для качественного, комфортного и безопасного обучения движениям и трюкам, характерным для экстрима, осуществляющий свою деятельность на базе имущественного комплекса РГУФКСиТ, — говорится в пресс-релизе мероприятия.

В 15:00 состоялось торжественное открытие и была перерезана символическая красная лента. Таким образом с 18 декабря данный центр считается открытым! Руководителем данного комплекса для паркура теперь является Олег Краснянский.

Затем, после возвращения с открытия, свет в зале погасили и, почти в полной темноте, всех участников семинара пригласили послушать вместе живую игру группы «Каменное море» на инструментах, которые способны ввести в приятный транс и дать возможность телу отдохнуть, сконцентрироваться и наполниться силами. После окончания игры все участники поблагодарили выступающих музыкантов бурными овациями и некоторым всё-таки удалось воспользоваться возможностью пройти в полной темноте по трассе, пока снова не включили свет. Со слов организаторов стало ясно, что идея перемещения в темноте изначально рассматривалась, но ряд факторов (в том числе не готовность

к таким условиям части трейсеров) не позволил принять положительное решение по данному вопросу. Затем ещё два часа тренировки и народ (кто от усталости, а кто из-за необходимости) стал расходиться. В целом мероприятие прошло на ура! От себя хочу добавить, что всё, что я хотел — получил от этого семинара. Трасса, компания и музыка были на высоте.

Стоит заметить, что не мало ребят снимало видео, возможно на форумах в ближайшее время появятся видео-отчёты.

Анализ мероприятий по фактам:
— Всего в мероприятии приняло участия порядка 130 человек;
— Никаких травм;
— Мало кто уловил идею с музыкой;
— Трасса была разнообразной и на перемещение в ней можно было потратить 7 часов. При этом постоянно на трассе находилось не больше 15 человек, а порой и вообще не больше 7;
— Официально открыт Экстрим Спорт Центр.

Фото: сайт tracers.ru

Паркур — путь к совершенству

На днях в сети появился трейлер к документальному фильму о паркуре, который заинтриговал трейсеров своим содержанием. Нам удалось в кратчайшие сроки найти авторов короткого промо-видео и пообщаться с ними о том, что это за фильм и как скоро мы его увидим.

Авторами данной работы стали Руслан Собинин и Наталья Виноградова - студенты СПб ГУКИ, будущие оператор и режиссер соответственно. Тему паркура для своего фильма ребята взяли неслучайно, ведь никто viagra health store спорить не будет, качественных материалов, рассказывающих о дисциплине можно пересчитать на пальцах двух рук. Чтобы исправить положение, молодые специалисты решили попробовать сделать что-то интересное, что-то полезное для искусства.

Работа длится уже в течение трех месяцев. Задумка, съемка, монтаж, содержание - полностью авторские. Несмотря на то, что в данном жанре часто используют хронику или известные общественности видеозаписи, Наташа и Руслан решили отказаться от подобной практики, хотя и признались,

что материала получилось больше, чем они планировали. Но ничего не потеряется. Так как это всего лишь первая их совместная работа, в будущем оставшееся видео найдет свое место в других работах, уже в художественной тематике.

Руслан Собинин Руслан занимается паркуром на протяжении двух лет, правда с перерывами, как он заметил. А девушка только пробует себя в тренировочном процессе, что, наверное, дает больше мотивации создать что-то стоящее. Создатели короткометражки сознались, что открыли для себя много нового - начав описывать именно российский паркур, таким какой он есть, а не нарисованный стереотипами общества или влиятельными СМИ; им стало понятно, что понятие "субкультура" очень скромное слово для паркура. С каждым новым мнением из очередного интервью с трейсерами они осознали разнообразность восприятия, иные точки зрения, связанные одной сутью. Надеемся, им удастся перенести эти впечатление на видеоряд.

Длительность фильма составит не менее 15 минут, диалоги в котором будут сопровождаться субтитрами на английском языке. Благодаря прошедшей в Санкт-Петербурге Неделе паркура 2010 Наталье и Руслану удалось расширить географию участников интервью. Помимо Санкт-Петербурга и Москвы, в съемках приняли участие трейсеры из Воронежа, Смоленска, Калининграда, Иваново, Владивостока и других городов, а так же гостя северной столицы - Quentin 'Le Vietnamien Volant' из Франции. Но картина не ограничится только паркур-сообществом. Со своими мыслями на тему искусства рационального перемещения поделятся представители спортивных организаций, деятели искусства творческого, медицины и, как подчеркнула Наталья - никакой политики. Молодые люди очень отвественно подошли к своему проекту, по опубликованным кадрам видно и качество картинки, и звук. Полный вариант появится в сети уже в 20х числах декабря и мы сразу постараемся его опубликовать на страницах нашего журнала.

В будущем фильм будет оценен преподавателями факультета искусства в качестве курсовой работы. Да, именно в таком порядке: сначала фильм, потом курсовая. В первую очередь этот проект важен ребятам с содержательной точки зрения, нежели подогнанный под "формат" материал. Важны творчество, а не рамки диктуемые сверху, за что отдельное уважение молодым людям.

Кто не успел увидеть трейлер - спешим его опубликовать на нашем канале на YouTube.com.

Ссылка: http://www.youtube.com/watch?v=VxyvxiPpG_g
Каналы: http://www.youtube.com/user/traceurRU и http://www.youtube.com/user/SobVinStudio

Другие работы Руслана Собинина Вы можете посмотреть по ссылке. Пара паркур-роликов, мне лично, очень понравилась.

Фотография: Евгений Гаврилов.

Занятия в московском паркур-парке

С 13 декабря 2010 тренировки в новом паркур-парке Москвы на Сиреневом viagra or cialis бульваре, 4 будут вести участники команды The Tracers. Факт.

После нашего обзора о скором появлении данной площадки в столице многие хотели опробовать на своих руках и ногах предложенные конструкции. Уже до своего открытия парк зарекомендовал себя как отличный спот с большим потенциалом. Но, спустя неделю, от первых лиц, отвечающих за реализацию проекта поступила информация, что двери для тренирующихся так и не откроются. Нет официальной точки зрения, ее не хотят афишировать и людей можно понять. Есть слухи, но вдаваться в их подробности мы не будем, так как это не проверенные факты.

Но, площадка будет работать, она будет открыта для всех желающих и там будут проходить занятия как для москвичей, так и для гостей города. Сегодня мы напишем то, что необходимо знать посетителям и опубликуем видео от Алекса Трофимова и Артема Демидова, показывающее содержание парка.

Одно хочу отметить. Паркур-парк был создан силами команды Parkour Creation. Ее участники вложили немало сил для всех тех, кто будет только начинать свой путь в паркуре, как и для тех, кто развивается уже некоторое время, организовав такое замечательное место, отвечающее самым разным требованиям и способно помочь в процессе ваших тренировок.

Стоимость занятий:
Самостоятельное посещение - 100 рублей 1 час
Индивидуальное занятие с инструктором - 250 рублей 1,5 часа



Инструкторы:
Байтурин Александр
Ардиланов Ренат
Ухин Антон
Гисыч

Александр
Еровиков Влад
Патраков Василий
Цыглин Артур

Паркур-парк открыт:

Понедельник |
Среда |    19:00 - 22:00
Пятница |
     
Суббота |
Воскресение |    12:00 - 22:00


Справки по телефону: 8 (916) 309 5350 (Москва)
Адрес: Сиреневый бульвар, 4 (ст.м. Черкизовская | карта)

Наличие сменной обуви и спортивной одежды обязательно.
Иметь при себе документы, удостоверяющие личность (паспорт, свидетельство о рождении и т.п.), а так же какие-либо медицинские справки НЕ(!) надо.

Ссылка: http://www.youtube.com/watch?v=ijOlTuZW-dk
Канал: http://www.youtube.com/user/traceurRU

Jump Magazine о Неделе паркура 2010

С 22 по 28 ноября Санкт-Петербург стал площадкой для российской Недели Паркура. Организатором viagra com выступила команда Parkour City, которая привлекла внимание к мероприятию более чем 250 человек, часть из которых прибыла как из стран ближайшего зарубежья: Украина, Беларусь, Молдова, а также из Франции, с целью потренироваться вместе с трейсерами/фриранерами России. Специальным гостем НП10 стал Quentin 'Le Vietnamien Volant' Salvador из Франции, участник проекта UF All Star, куда входят и трейсеры из России: Эрик Мухаметшин и Шэйд Злат.


Основной целью мероприятия было показать миру, что российский паркур жив, независимо от времени года и погоды. В течение недели, каждый из дней был наполнен различными паркур-мероприятиями:
- Просмотр кино
- Занятия в залах
- Школа выживания за городом
- Общественная акция против курения
- Фото-сессии
- и другие

На фотографиях далее, мы покажем, что происходило на этой веселой и безумной неделе...





После этих семи замечательных дней, все очень устали, но были счастливы. Надеемся, в следующем году нам удастся создать что-то бОльшее и намного лучше.

От всего Российского паркур- и фриран-сообщества желаем читателям Jump Magazine счастливого рождества.

Материал подготовил Эдуард Карякин.

Спасибо за фотографии:
Azm Ermatov
Евгений Гаврилов
Федор Селиванов
Дмитрий Базылев
Иван Пузырев
Роман Гайнутдинов
Дмитрий Коротков

Фотографии взяты из группы ВКонтакте.

Источник: http://www.urbanfreeflow.com/jumpmagazine/
Перевод: www.traceur.ru