Призыв к оружию

Как так вышло, что бег по пересеченной местности с ребенком за спиной стал менее значимым, чем пятиметровые прыжки между двух крыш с ужасными «песочными» (имеется в виду техника приземления легкоатлетов в прыжковых дисциплинах, когда приземление амортизируется при помощи песка – прим. переводчика) приземлениями?

Не то, чтобы меня сильно волновали ваши длинные и слишком уж громкие прыжки, но 43-х летний парень, вдвое старше вас и вдвое сильнее… он может спрыгнуть с двух метров и не издать ни малейшего звука.

То, что должно иметь значение в паркуре, не значимо – а вещи, которые повсеместно считаются впечатляющими, наоборот имеют значение. Была повреждена наша система ценностей.

Я стараюсь смотреть на паркур с нейтральной точки зрения, так, как если бы я никогда не слышал о нем раньше.

Если сейчас, в 2012 году мне было бы 17, что тогда бы я думал о паркуре? Мне кажется, что это выглядело бы забавным и, возможно, я бы нашел свое место, будучи частью всего этого. Но я бы увидел нечто другое, отличающееся от того, что открылось передо мной 9 лет назад, и я знаю, что оно не воззвало бы ко мне с такой большой силой, как это случилось тогда.

Если ты веришь в те же ценности в паркуре, что и я, тогда ты наверняка согласишься, что если мы не будем делать никаких усилий, чтобы поделиться ими, то они будут утрачены. Новички будут видеть лишь огромные прыжки, но совсем не доступную для всех и универсальную практику с желанием проверить, усовершенствовать и победить себя.

Что я видел в паркуре в 2003-м году, когда мне было 17:

  • Нескольких элитных трейсеров с качеством передвижения и особенным вниманием к каждому действию, чего можно было достичь лишь в результате тысячи часов осознанной практики и тренировок;
  • Несгибаемый воинский дух на тренировке, бескомпромиссный подход к каждому испытанию, с которым необходимо столкнуться, не важно, физическому, техническому или ментальному;
  • Процветающее, положительное сообщество, вдохновленное предыдущими поколениями;
  • Систему тренировок и сообщество, оценивающее в равной степени все аспекты паркура, осознанно принимающее паркур как занятие на всю жизнь, а не увлечение на несколько месяцев.

Что я вижу в 2012 году, в 26:

  • Невероятный рост количества практикующих по всему миру;
  • Огромные прыжки;
  • Плохие приземления;
  • Соревнования;
  • Очень малое количество тех, кто еще находит в себе силы придерживаться старого пути, но сомневается в необходимости продолжать этим заниматься;
  • И, наконец, искажение понимания того, что ценно в паркуре.

Именно это меньшинство и это изменение ценностей волнуют меня больше всего.

Я несу ответственность за то, что этот сдвиг происходит, не встречая особого сопротивления, как и каждый трейсер «моего поколения».

Мы все стояли в стороне и позволяли паркуру развиваться, изменяться, расти в интернете. Никто не встал и не сказал: «Подождите минутку, это все замечательно… но как же остальные составляющие паркура, которые я так люблю? Где же они?»

Я стараюсь преподавать эти качества, я говорю о них, когда работаю с кем-то, и я знаю много опытных мужчин и женщин, которые делают то же самое. Но в действительности этого недостаточно, чтобы сохранить те ценности, которыми некоторые из нас так дорожат, культивируя их в сообществах всего нескольких городов по всему миру. Необходимо показывать их в большем масштабе, если мы хотим, чтобы они жили, но, что более важно, нам необходимо заявить о себе, чтобы те новички, которые приходят в паркур за чем-то большим, чем просто большие прыжки, смогли нас отыскать.

За последние несколько лет, вместо того, чтобы твердо продолжать верить во все то, что мы ценили в паркуре с тех пор, как открыли его для себя, с каждым днем, с каждым видео наша система ценностей искажалась. Даже те немногие, кто искренне верил в то, что паркуром может заниматься каждый, начали ощущать, что в своих тренировках они остаются позади. Ведь они не настолько хороши, как этот новичок или тот новенький парень, делающие какой-то большой прыжок, о котором ты думаешь, что не сможешь его сделать, или, возможно, даже не хочешь.

Но если вспомнить, что именно вы ценили в первую очередь, вас не будет волновать то, сможете ли вы прыгнуть на столько же далеко, как тот «новенький парень». Помните, какими когда-то были ваши мысли? Чем для вас был любой прыжок, маленький или большой, без последующего хорошего приземления? Когда это улучшение ваших: навыков скалолазания, отжиманий в стойке на руках, максимального количества приседаний, квадропедии (ходьба на четвереньках – прим. переводчика) и рекордного времени виса на турнике, стали менее удовлетворительными, чем улучшение вашего прыжка после разбега?

Я не раз сталкивался с компаниями ребят, тренирующихся вместе и бросающих насмешливые взгляды на паренька в стороне, который надрывал свой зад в утяжеленном жилете, пытаясь улучшить свои подтягивания. Скажите, в какой момент то, чем он занимается, стало недостойной частью паркура?

Физические испытания не являются чем-то новым для мира паркура. С тех пор, как он существует, они были его частью. На самом же деле, как некоторым из вас должно быть хорошо известно, задолго до того, как прыжки оказались в центре внимания трейсеров, физические испытания и были паркуром.

Но сейчас мы имеем другую ситуацию. Физические испытания (та даже обычные тренировки, направленные на физическое развитие) как неотъемлемая часть паркура, находятся сегодня под угрозой исчезновения.

Вместе со смещением акцентов за последние несколько лет паркур перестал быть идеальным полигоном для выяснения того, из чего сделан человек в физическом, техническом, ментальном и эмоциональном плане.

Паркур перестал быть тем, что побуждает тебя узнать, сможешь ли ты добежать до другого города и успеть вернуться из этого короткого путешествия до заката, он не вдохновляет тебя проверить, сможешь ли ты затолкать заглохшую машину на вершину холма с друзьями, с которыми веселился весь день. Он больше не в силах показать тебе ценность того, что ты способен прыгнуть на мокрое дерево в случае, если тебе когда-либо придется спасать друга, который на нем застрял.

В значительной степени паркур стал рассматриваться как определенный этап, возможность для одаренных талантом показать миру, что они могут прыгнуть дальше, чем кто-либо, и что они могут пролететь на самолете полмира, чтобы сделать тот самый прыжок из прошлогоднего видео одного парня… но не спешите смеяться, ведь эти ребята сделают после него боковуху!

Я вижу соревнования, в которых «лучшие атлеты паркура» и «чемпионы мира» целых 37 секунд бегают по площадке, пытаясь сделать что-то более впечатляющее, чем предыдущий парень, прежде, чем истечет время или закончатся силы. 37 секунд посредственной нагрузки? Я знал и тренировался с мужчинами и женщинами, которые могли выдерживать 37 минут на этом уровне интенсивности.

Кто позволил этой чуши беспрепятственно влезть к нам? Когда трейсеры стали фокусироваться на этом так сильно? Когда то, что ты прыгаешь дальше другого, стало основной ценностью? Когда целью нашего прихода на спот стала попытка повторить чьи-то движения? Я не желал бы говорить это, но мы сами впустили эту чушь. В тот самый день, когда начали сомневаться в себе и допустили мысли о том, что, возможно, большие прыжки имеют какую-то важность.

Это Джесс Оувенс, преодолевающий расстояние в 26 футов (и 5/8 дюйма) (7,95 метров – прим. переводчика) в 1936 году в Берлине, Германия.

Это огромный прыжок даже по современным меркам с учетом продвинутой системы тренировок… и это расстояние намного, намного больше любого, которое приходилось преодолевать практикующему паркур. Так почему же все паркур сообщество (и весь мир вместе с ним) так впечатляется, когда кто-то перепрыгивает расстояние между крышами в 18 футов (5,5 метра– прим. переводчика), при этом складываясь, как если бы приземление приходилось на песок, как это было в случае с Джесс? По той лишь причине, что им хватило смелости сделать этот прыжок над пропастью? В слишком многих случаях их страх падения отступает лишь перед мыслями о том, чтобы быть увековеченными на Ютубе перед тысячей людей в своих пижамах. Это и есть ваше понимание храбрости? Если да, то, пожалуйста, закройте эту страничку – здесь больше нет ничего для вас.

Но наличие личных и действительно стоящих причин для прыжка со всеми присущими ему рисками в целях доказать что-то самому себе, преодолеть собственные опасения и сомнения, чтобы научиться действовать, когда все внутри тебя хочет сдаться и пойти домой… для того, чтобы стать лучше – говорит о мужестве и решимости, и это одни из основных ценностей, на которых был построен Паркур. Эти самые ценности исчезают у нас на глазах. Разбег и ускорение изо всех сил в надежде долететь до противоположного края, чтобы выложить это в интернет, или потому что твой друг сделал это, говорит лишь о безрассудстве и предвещает короткий срок в паркуре.

Хотелось бы верить, что большинство людей, читающих это, согласятся, что Паркур вовсе не Паркур без любой из этих ценностей. Таких ценностей, как смелость, решительность, выносливость, сила, дисциплина, самоотверженность, долголетие. А также человеколюбие и альтруизм. Целостность.

Есть много способов, которыми мы можем помочь направить дисциплину в положительное русло, но самый простой и наилучший способ начать — это не допустить исчезновение всех этих ценностей.

Мы можем вдохновлять будущие поколения практикующих, позволяя им увидеть, что Паркур это нечто большее, чем большие прыжки, и не позволяя нашему собственному мнению бездействовать.

Комментируйте видео, снимайте свои собственные, пишите статьи, путешествуйте, преподавайте и практикуйте тот паркур, в который вы верите, и позволяйте людям увидеть эту его другую сторону, куда бы вы ни шли. Представляйте его. Будьте им.

Все эти ценности не должны провозглашаться как сложности, испытания, о которых я упоминал ранее, но, в конечном счете, единственный способ для нас существенно вырасти — это встретиться лицом к лицу со сложностями и адаптироваться, чтобы научиться преодолевать их. Это может прийти к вам в виде «прерванного» прыжка или же наоборот — когда вы делаете что-то, что вас очень пугает, зная, что риск стоит того, чтобы преодолеть свой страх и проверить свои способности.

Возможно, вы найдете свое испытание в технике. Это может быть повторением прыжка с разбега на тонкую перилку, пытаясь приземлиться идеально 3 раза подряд. Потом 10 раз подряд. 50.

Или, в конце концов, это может быть физическое испытание. Вы можете взять свое любимое упражнение и проверить, насколько далеко вы сможете зайти, выполняя его. Наблюдайте, сколько повторений вы способны сделать за 10 минут или на сколько изменится вес, который вы сможете поднимать спустя 6 месяцев направленных занятий.

На самом деле не имеет значения, какое именно испытание вы выберете для себя. Что действительно важно, это то, чтобы вы сталкивались с трудностями регулярно, если вы действительно хотите проверить себя и понять, из чего сделаны. Эти противостояние и воля к преодолению любого испытания и есть сердце зверя по имени паркур, и с каждым годом оно бьется все медленнее и медленнее в сообществе. Но именно такое регулярное воздействие подобных испытаний на человека может привить ему все эти ценности.

Мне кажется, что люди не понимают того, что 19-летний ребенок, который может перепрыгнуть расстояние в 18 футов между тех двух стен… скорее всего спустя пару лет его здесь уже не будет. Большинство людей не может продержаться более нескольких лет в этой игре либо из-за травмы, либо из-за угасшего интереса или же по причине других бесчисленных препятствий. Так что пока он это может делать, да, это впечатляет… но то, что вы можете делать для того, чтобы «to be and to last» (Быть и продолжаться – прим. переводчика), спустя 10 лет, 20 лет… и все еще будучи сильными, все еще прогрессируя, все еще тренируя паркур и получая от этого удовольствие… все это впечатляет меня намного больше. Это именно те ценности и стремления, которые вдохновляли меня те самые немногие элитные трейсеры, о которых я говорил ранее, и это те вещи, которые я не собираюсь терять со временем.

Никогда не извиняйтесь за свои идеи, и, что более важно, ни за что не позволяйте паркуру лишиться этих идей, если вы действительно в них верите. Паркур будет развиваться и становиться таким, каким его захочет видеть общество, но держитесь крепче за то, что важно для вас, потому что вы не одни!

Не позвольте вашим идеям умереть, иначе у последующих поколений, возможно, больше не будет шанса пережить то, что пережили вы, когда впервые открыли для себя паркур. Пусть испытания и долголетие придадут значения вашим тренировкам, определят ваши цели и станут для вас мотивацией. Придумайте свои личные испытания, пусть они будут неисполнимыми, ведь именно в этих случаях вы сможете узнать о себе много нового.

Помните, что испытание не является испытанием, если вы знаете, что способны пройти его. Выходите за рамки, позволяйте сомнениям и неверию входить к вам в качестве старых врагов, и делайте их своими друзьями.

Чаще встречайтесь лицом к лицу с тем, что вам кажется непреодолимыми трудностями, и вы будете расти сильной личностью.

Если ты хочешь повторять этот прыжок на стену, покрытую мхом, под непривычным углом целый день, пока не сможешь сделать его закрытыми глазами… что ж, мой друг, ты не один такой. Я хочу тренировать этот прыжок вместе с тобой. Но давай начнем с 50-ти повторений, так, чтобы быть уверенными. И обязательно сделаем на один прыжок больше за всех тех, кто не может к нам присоединиться. Это будет для нас намного более полезной вещью, чем тот прыжок между двух крыш, снятый на видео.

Сейчас мы в меньшинстве, но вместе мы все являемся влиятельной частью тех, кто говорит, что практикует паркур. Мы все еще можем сделать так, чтобы наш призыв был услышан всеми теми, кто только открывает для себя паркур сейчас и в недалеком будущем.

Это призыв к оружию для тех, кого я по-прежнему считаю хранителями паркура. Время пришло, и это время – сейчас. Станьте для всех другими, показывая паркур, делясь им, находясь на другой его стороне, которую вы хорошо знаете и любите. Покажите ту сторону паркура, о которой многие забыли в процессе развития дисциплины.

Автор: Крис Роват (Chris Blane Rowat)
Источник: http://blane-parkour.blogspot.fr/2012/11/a-call-to-arms.html
Перевод: Андрей Aramice Булавка

Chris Rowat — 1000 выходов силой

1 000 Muscle Ups

"Хорошо, ты сделал бы 10 000 отжиманий … или 1 000 выходов силой?"

Этот вопрос не показался мне удивительным, ведь мы задаем вопросы такого типа друг другу постоянно, например:“Можешь ли ты спрыгнуть здесь и пойти дальше?”, или, "Если бы этот балкон собирался разрушиться через 10 секунд, что бы ты сделал?” и фактически на оба вопроса я ответил на прошлой неделе.

Но даже при том, что эти вопросы всегда распространены среди нас и могли бы вызвать улыбку, они всегда смертельно серьезны, и твой ответ, как ожидают, должен быть таким же. Если на следующий день, этот балкон действительно начинал бы разрушаться и ты стоял на нем, что бы ты сделал? В этом и суть, заставить тебя думать и находить решения на тот случай, когда это действительно произойдет и думать тебе уже не придется, ведь ответ уже есть.

В общем, после нескольких минут я сказал, что скорее сделаю 1 000 выходов силой, и мы вернулись к нашему ужину в бразильско-китайском ресторане … то есть, ресторане в Бразилии,
которая подает китайскую еду. Тогда я действительно начал думать об этом, и мы обсудили это немного больше, оценивая время, которое могло бы потребоваться, как это сравнить с
тремястами выходами силой, которые мы сделали годом раньше, будет ли это возможно или нет в течение 24 часов и т.д.

Тогда я сказал то, что может быть уже вырезано в камне: “Я сделаю это”. Я знал, что должен буду сдержать свое слово с этими парнями, это всегда одно и то же - и если ты говоришь, что сделаешь, ты должен сделать это. В течение пятнадцати минут Дэн был со мной, в течение часа и Стефан согласился, потом Бруно. Мы смеялись за обедом над этой идеей, но в глубине мы знали, что только что подписались под то, о чем мы будем, вероятно, сожалеть.

Хотя мы были обязаны перед Parkour Generations попытаться закончить тысячу так или иначе, мы хотели найти хорошую причину, чтобы сделать это, поскольку думали, что могли бы заработать некоторые деньги за этого сумасшествие. Довольно быстро стало очевидно, что мы должны попытаться поднять финансирование для Наоки и его семьи, чтобы покрыть их траты на больницу с лета. На это мы и порешили.

Шесть месяцев спустя я стою в холодном переделанном складском спортзале, известном как OLF, или Оптимальный Жизненный Спортивно-оздоровительный центр, в восточной части Лондона. Я взволнован и доволен, что мы собираемся начать испытание и, смотря вокруг, вижу взволнованные улыбки, сосредоточенные глаза, намеленные руки, людей, обматывающих бинтами пальцы и делающих последние приготовления в области, в которой они хотели столкнуться с этим «монстром». У каждого план немного отличается и обучение каждого немного отличалось, но что является связующим элементом для всех нас это то, что каждый смотрит в лицо тем самым 1 000 выходов силой. Я думаю, что справедливости ради стоит отметить, что 95 % населения Земли не могли бы выполнить ни единого выхода силой, а здесь мы - планировавшие сделать их 1 000. Каждый. Наша команда из четырех человек выросла до восьми за месяцы тренировок. Пора было начинать.

Долгожданное начало было облегчением в некоторой степени и заставило меня улыбнуться не только потому что я был с друзьями, с которыми я совершал очередное безумие, но и потому что «проба» продлилась приблизительно 10 секунд, когда все мы подпрыгнули и схватили перекладину, сделали не больше 3-4 выходов силой и опустились отдохнуть. Это было стратегическим шагом и тактическим ходом, о котором мы договорились ведь распределение своих сил было ключом к успеху.

Мы встали на этот путь, и что следует за этим мне неизвестно, поскольку я имею смутное представление о том, что продолжалось вокруг меня в течение следующих шестнадцати часов …

255 выходов силой - 1 час и 49 минут.
Я чувствую себя хорошо, руки обмотаны бинтами, намелены и все еще целы. Я вскользь думаю об испытнии в 300, которое я делал довольно долгое время назад и помню, что мне потребовались 2 часа и 11 минут. Даже при том, что это - совсем другой вид испытания, я думаю, что хотел бы побить этот рекорд на хотя бы одну минуту, чтобы улучшить свое время, но я не хочу слишком на себя давить.

300 выходов силой - 2 часа и 9 минут.
На две минуты быстрее, чем прошлый раз и я все еще чувствую себя неплохо. Я начал сегодня, делая три выхода силой подряд и отдых на целую минуту, прежде чем сделать то же самое снова. Это работало, но я начинал чувствовать, что уже скоро я буду не в состоянии сделать три подряд.

363 выхода силой и я перешел на пары.
Я завершил больше трети и меняю ритм - два в минуту. Несколько из парней также закончили эти 300 выходов силой в пределах двух с половиной часов, и я был счастлив взять двухминутный отдых, чтобы пожать им руки и поздравить их.

401 выход силой - 3 часа 3 минуты.
Это чувство формировалось некоторое время, но так медленно и монотонно, что я действительно не слышал тело, которое подсказывало мне, что ему уже плоховато. Было ли это низким сахаром в крови, простым голодом или только длительным усилием, я нуждался в перерыве и еде. Останавливаться не хотелось, потому что я боялся, что могу застояться, остыть и будет трудно начинать сначала, но я должен был устранить этот дискомфорт сейчас иначе была вероятность, что мне вовсе придется остановиться.

500 выходов силой - 4 часа и 54 минуты.
Я уже был на полпути, и перерыв был отлично рассчитан. Я отдыхал в течение 20 минут, съел бургер, который сделал в 6 часов утра, несколько печений, выпил немного чая, воды, съел яблоко и полбанана. Сначала мне было холодно, но еда очень помогла мне почувствовать себя лучше и устранить дискомфорт. Пять минут на тренажере для гребли согрели меня, но не утомили, и время между 400 и 500 пролетело вполне быстро. Время, вообще шло быстро. Я не мог поверить, что мы уже занимались в течение, почти, пяти часов, и моя цель завершения испытания за приблизительно десять часов была все еще реальной.

600 выходов силой - 6 часов и 39 минут.
Вот и наступил этот момент. Хорошее время закончилось, забава перешла в тяжелый труд, и все было «не ОК». Это было далеко не ОК. Появилась боль в локтях, поскольку сухожилия
воспалялись, и каждое движение причиняло боль. Ширли и Энди забинтовывали, и повторно обматывали мои руки бинтом, бесчисленно много раз я отдыхал все больше между заходами.

Настало время быть честным с самим собой. 600 – вроде много, и в любой другой день это было бы именно так, но когда тебе надо сделать еще 400 выходов силой - ты далек от цели. Линия была протянута здесь, и становилось ясно, какие методы работали лучше всего, чья учебная подготовка была самой эффективной для этого испытания и то, насколько мы хотели довести дело до конца.

Я решил, что, если бы боль стала намного хуже, то я бы думал об остановке, но сейчас я собирался продолжать, одна минута - один раз.

700 выходов силой.
У меня нет никакого отчета в записях относительно того, когда я достиг 700. Это не было облегчением или достаточно существенным достижением, чтобы записывать, и я только помню, что боль в локтях стала хуже. Энди удалось обмотать лентой мои руки так, что бинт, казалось, стянулся сам, держался крепко до конца ночи, за что я был ему очень благодарен, и Джо только что закончил последнее 1 000 выход силой. Это был фантастическим моментом и это дал нам всем надежду на то, что конец близок. План Джо состоял в том, чтобы забросить любую временную тактику, а лишь прочувствовать свой путь к концу. Когда он чувствовал себя хорошо, он делал немного больше, когда он плохо себя чувствовал - немного меньше и, слушая свое тело, в течение всего процесса и придерживаясь техники, которая работала на него, он прорвался через все это приблизительно за восемь с половиной часов – невероятное достижение.

Было много пиков и спадов в течение дня и если бы я, возможно, начал снова, я увеличил бы свой темп во время пиков и только расслаблялся на спадах, чтобы сохранить силы. Я слишком систематизировался в подходе и, делая три выхода силой каждую минуту, я продвигался слишком быстро, когда я был утомлен и недостаточно полон сил.

Энди также закончил свои 300 в это время, и это было фантастическим достижением. Его изначальный планом было сделать 100, и когда он добрался до этого, он только продолжал
работать, стал стремится к 200. Когда он сообщил мне, что должен был уехать, чтобы посетить Рождественский обед на работе, но чувствовал, что он, возможно, достиг бы 300, я не мог не спросить его, что бы он больше помнил через десять лет … выполнение 300 выходов силой или обед на работе, и конечно же, он остался и закончил все 300 в хорошей форме. Мы были все действительно счастливы за него и горды видеть, что он достиг своей цели. Можете прочитать его версию событий и посмотреть больше фотографий здесь.

800 выходов силой и 10 часов, 20 минут.
Я потерял чувство времени, и мое продвижение почти остановилось. Я приготовился к прыжку, захвату, попробовал подтянуться, наклониться вперед и начать еще раз только чтобы испытать боль в моих локтях и суставах, но сейчас это было настолько больно, может быть даже и больнее чем раньше. Я соскочил с турника, прогулялся в течении минуты или двух, вернулся и повторил. Это было ужасно. Постоянная боль, усталость, тяжесть и чувство отсутствия прогресса еще сильней охватило меня. Проблема в том, что, чем больше времени ты себе ставишь, тем больше умножается величина всего, что делаешь. Поскольку время идет, а телу отказывают в отдыхе, оно вынуждено работать больше и больше, мозг также получает больше нагрузки. Я знал, что этот момент придет, но не был уверен насколько быстро, в это время мой разум и тело сражались .

900 выходов силой и 13 часов.

Около трех часов заняло то, чтобы сделать последние 100 выходов силой, и я понимал, что это очень хорошо. Боль в моем теле не была существенной, но она присутствовала. Дело в том, что боль в моем теле была не только во время подтягиваний, а вообще - всегда. Я не мог согнуть руки из-за напряженных мышц, шея и спина чувствовали себя подобно связанному узлу, и я потихоньку начал слабеть. Немного отдохнув, прогулявшись, я начал смеяться над всем тем, что происходит. Зачем я это делаю? Почему я продолжаю это терпеть? Сейчас я мог остановиться и пойти домой спать, чувствуя боль я чувствовал себя по-настоящему живым.

Яо поддерживал меня, массировал локти, мышцы шеи и плеч на протяжении ночи. Мне становилось легче минут на 20, потом же наступала боль. Чай, который был приготовлен Наоми, Трейси и Ширли, был настолько вкусен и сладок. Это то, что в ту минуту я больше всего ценил... как короткое сообщение от друга с пожеланием удачи, это сравнимо.
Крис только что закончил свой последний заход трудной кампании прямо против меня, и это был очередной значительный момент для парней, все еще борющихся, поскольку мы становились все ближе и ближе к цели. Еще одна краткая пауза, чтобы поздравить его сопровождалась поездкой в бар, чтобы вымучить оставшиеся силы.

Когда я вышел из этого состояния, я осмотрелся вокруг. После нескольких ужасающих часов, которые я провел в работе, я услышал ритмичные удары за своей спиной. Брайан бил на заднем плане кувалдой и разбивал шину трактора. Я узнал, что он хотел сделать 1 000 ударов по шине молотком. Я был столь поглощен в моем собственном небольшом мирке, что я не понял о чем был весь шум. Мы поговорили несколько минут, и после я вернулся к работе, но один момент, который я упустил в разговоре… мы оба закончим наши упражнения, вместе. Пока он стучит, я отдохну. Я отдохнул, он будет стучать. Когда мы начали делать упражнения, я чувствовал, что это помогает мне работать с кем-то. Я был один на перекладине, поскольку другие или закончили, или остановились, или отдыхали. Наконец, я мог завершить. Это конец. Мы сделали это.

1 001 выход силой и 15 часов 45 минут.
Последние 30 подъемов были медленными, я понимал, что я приближаюсь к финишу, поэтому я немного прибавил темп. Слова поддержки от друзей и ритмичная музыка на заднем плане, стилистика которой была от дэт-металла до хип-хопа, помогла мне справится с задачей. Независимо от того, что произошло, я закончу. Я закончил! Я знал, что могу сделать больше, чем 1000 подтягиваний, и что всегда есть достаточное количество, которое остается в тебе еще, чтобы посвятить их другим людям, чтобы благодарить их за поддержку, и другим парням, которые боролись рядом со мной. Мы начинаем вместе, мы заканчиваем вместе, как всегда.

Также я посвятил свои несколько недель своим друзьям, были ли они тяжелыми или нет. Ничто не изменилось, но поскольку меня поздравили все, кто был вокруг меня, я знал, много изменилось внутри меня. Я хотел кушать, пить и еще много чего, но сильнее всего я хотел 2 вещи - сесть и дышать. Я кушал китайскую еду, приготовленную Аннти и Ширли.

В то время, как Аннти записала мои старания на камеру, я лежал на полу спортзала в потной одежде и прибывал в состоянии легкого сна. Все от талии до шеи болело больше, чем когда-либо, и мои мышцы были твердыми и напряженными. Мы решили заночевать на полу спортзала и попытаться немного поспать, но незаканчивающийся голод не давал спать мне. В какой-то момент я упал в обморок и очнулся, когда завершали последние заходы в 9:00 утра, спустя двадцать три часа после первого подтягивания.

Все было кончено. Стоило ли оно того?

Моя техника, вероятно, не улучшилась, и я сомневаюсь, что мои заходы увеличились. Я не стану более сильным после этого испытания. Мои сухожилия и связки только стали чувствовать себя нормально, одиннадцать дней спустя, и я все еще устаю быстро от тренировок.

Это не было функциональным или эффективным, но да, это стоило того. Таким же образом бежать марафон стоит этого. Точно так же как титул тяжеловеса стоит этого. Обучение для чего-то, и ты обучаешься, чтобы достигнуть цели или стать ближе к тому, где ты хочешь быть. Если бы все, что мы когда-либо делали, было обучение, когда мы были свежими и имели короткие, эффективные сессии тогда да, мы прогрессировали бы быстро, но для чего? Где испытание? Где сомнение? Где рост?

Знание, что я могу закончить 1 000 выходов силой вплотную за одну сессию и что еще более важно, что я могу протолкнуться сквозь уровни длительной боли, которую я не испытывал никода, стоило того. Без хаоса ничто не развивается.

Моя самый большие благодарности тем, кто приехал поддержать нас в OLF, BJ и Томми, которые позволили нам использовать спортзал и Джули для того, которая подвезла нас рано утром. Наоми, Трейси, Ширли и Аннти за то, что держали чайник полным и Брайну и его молоту за их нескончаемую поддержку. Энди за то, помог мне один раз на всю ночь забинтовать руки и CJ за то, что предложил свою поддержку. Яо и Бруно за их массажи и поддержку. Питеру и Алли за поддержание поддержки. Джо за кусочек шоколадного чизкейка и то, что помог мне и Крису , что поднял нам настроение за час с Disturbed. Благодарю всех тех, кто пожертвовал на этом мероприятии, но огромное спасибо всем парням, которые были со мной на турниках, было бы намного труднее без вас.

До следующей сумасшедшей затеи, просмотрите отчет Энди о событии, его и фотографии здесь.

Источник: blane-parkour.blogspot.com/
Перевод: Александра Клоус-Иванова, Дмитрий Буенков
Фотографии: Andy Day
Редакция: Дмитрий Шиханов