За время присутствия в Москве, мне удалось пообщаться со многими трейсерами, как из Москвы, так и из других городов. Очень радует, когда, пускай редко, но есть возможность пересечься с друзьями в одном городе. Был рад всех видеть. Но тема посвящена разговору с Олегом Краснянским, с которым у меня появилась возможность встретиться и задать несколько вопросов.

Трейсер: Команда Трейсерс является одной из первых, которая начала паркур в России. За счет чего вы будете реализовывать свои цели для развития паркура?

Олег Краснянский: Ну смотри, развитие паркура – это, грубо говоря, развитие людей. Я беру на себя некую роль, помогать развиваться людям. Но, если я хочу помочь развиваться людям, самое лучшее, по-моему, это дать им развиваться. Развивайтесь. Но не говорить им что делать, как делать, они должны научится это делать сами.

Т: Но все равно надо дать какой-то импульс, с чего начать

ОК: Импульс, да, вдохновение некое. Ты можешь проявляться, проживая свою жизнь…

Т: Так за счет чего вы вдохновение берете? За счет тренировок, которые вы проводите

ОК: Точно нет.

Т: А как?

ОК: Тренировка, это такая.. Если ты берешь человека, ведешь его за собой, он развития не касается. Он учится технике, навыкам, но это не развитие. Развитие – это создать себе цель и понять, что нужно тебе сейчас и как этому научиться. На тренировке ты ни того, ни другого не делаешь. На фестивале тоже самое. Поэтому, отнести Прорыв к какому-то развитию – нашему или к чьему-то, для меня это кажется не совсем верным. Врятли это развитие. Скорее, развился больше тот, как я думаю, кто приехал черт знает откуда и узнал, что вулкан пресек те или иные вещи, ради которых он приезжал. Для него это больше даст, чем все остальное. Или то, что он мог подчеркнуть для себя. Вроде он коснулся реальных вещей, непостоянства – оно такую черствость сознания убивает. Вот это развитие, вот это сознание, вот это то, что поможет тебе понимать вообще жизнь, как она строится, как-то приблизится к той сути, которая поможет тебе. Нужно наоборот, разрушить человеку какие-то зацепки, которые у него есть, чтобы он развивался сам. А если ты будешь вести за собой, как отец, говорить надо вот это, надо вот это – это будет воспитан некий робот, который в конкретной ситуации не сможет быть открыт пространству вариантов, а будет иметь четкие установки, которые совсем, а точнее, практически никогда не сработают.

Т: В прошлом году приезжали Ямакаси, в этом году Белль хотел приехать. Есть какие-нибудь еще личности, которые заинтересованы приехать или которых вы бы хотели видеть в России? И как с Ямакаси получилось: вы их звали или они сами изъявили желание?

ОК: С Ямакаси там долгая история. В начале, несколько лет назад, мы тогда общались с Cisco на тему приезда Белля в 2005 году. Сейчас он с ребятами из Ямакаси. У нас было мероприятие, мы написали, что есть такая возможность и соответственно получилось, что Чау и Лорен были готовы приехать. Грубо говоря мы их пригласили. Нет как такового общения, мало с кем на связи, но иногда мы сталкиваемся так или иначе.

Т: Ну так в этом году будет кто-нибудь? Или будет фестиваль крупный?

ОК: Фестиваль будет, 31 июля, он ежегодно проводится.

Т: То есть дата уже определена.

ОК: 31ое, да. На Воробьевых горах он будет, а гости… вот Александр Байтурин будет гостем. :) Не знаю, для меня какого-то конкретного специального гостя не существует. У меня нет такого, что я хочу с кем-то познакомится. От чего может идти это намерение? Что этот человек мне что-то даст? Но это тоже уже абсурдно. Если я хочу чего-то достичь, то я лучше в себя посмотрю, сам попробую. То, что я могу себе дать, я сам себе дам, если буду это делать. Это не значит, что у меня все есть, надо смотреть то не наружу. Это ущербный какой-то подход.

Т: А привлечь больше людей, которым это было бы интереснее и привезти кого-то. Мероприятия вы для делаете для чего: для себя, для людей, которые на них приходят?

ОК: Во-первых, какое бы ты не привел намерение и вариант проведения мероприятия, все равно оно будет для себя. Ты бы его делал, я бы его делал – для себя. Как я могу делать для Рената? Хотя он там тоже будет непосредственно в процессе. Ренат в этой части что-то делает для себя, я что-то для себя, то есть это не от темы зависит. Вот есть Белль. Что такое “Белль”? Белль это вдохновение 7 лет назад, когда ты видишь вещи, которые “БАМ!” – все. Сейчас, что такое “Белль”?

Т: Это один из родоначальников паркура, который считается легендой…

ОК: Ну вот “считается”. Вот это, по-моему, ключевое слово. Вот он считается, он есть легенда, вот я пошел на него. Но у этого человека, этого “БАМ!” нет, понимаешь? Сейчас ты смотришь, для тебя это естественно, ты идешь туда как на моду, как на некий культ. Белль – это паркур, идут, потому что там массово, круто, но у тебя нет вот этого – у тебя нет вдохновения… Я не про тебя лично, я в смысле виртуального человека, под словом “Ты”. Я, например, или ребята посмотрели тогда – для меня это было вдохновением каким-то стартовым. Для них что? Для них это то, что “считается”. Это как пойти купить ремень Armani, потому что это “Armani”. Почему ты купил его? Ты даже не объяснишь. Потому что это Армани. И получается о чем этот фестиваль? Ну не о паркуре точно.

Т: То есть каждый кто начинает заниматься паркуром – для него это все становится обыденным и у него не будет больше этого “БАМ!”? Получается так? Зачем ему развиваться дальше?

ОК: Все сообщество, все развитие паркура, о котором ты говоришь идет против этого. То есть оно практически само, что ни на есть, убивающее тему, да, безусловно. Вот представь. Сейчас человек начинает заниматься. Как это будет выглядеть – первый его шаг? Что с самого начала?

Т: Не знаю, ролик в интернете.

ОК: Например, классный ролик, ему понравилось, что далее?

Т: Ищет где бы ему этим заняться.

ОК: Он пойдет, и то, что ты соотносишь к развитию, соответственно, что предполагает? Место тренировок…

Т: Поиск возможности это получается.

ОК: Это даже не поиск, это предоставление. Мы говорим о развитии, соответственно, фестиваль, тренировки, то.. Он такой: “Опана, не фига себе”. Пойду сюда, пойду туда. Он не развивается. Опять же, получается цикл робота. Тут его научат этому, там этому. Он начнет это впитывать, но, еще раз, развитие всегда будет идти только тогда, когда человек сам находит путь, когда он оригинален, а не когда он идет и следует за кем-то. Потому что, когда он здесь говорит “Мне надо научится”, он не идет и учится, а ему говорят “Окей, давай иди сюда, я тебя научу”. Это не развитие. Здесь он нигде ничего не решает. Он будет вращаться в этом развитом паркуре, в итоге, выплеснувшись к 22 годам человеком, который переболел некоторой движухой и пойдет дальше по жизни. В итоге он ничего из этого не получит. Развития там нет.

Т: А ты следишь вообще за новостями, что в мире творится, в паркуре, в Европе?

ОК: Нет, для мир творится вот здесь. Для меня новость: Ренат сейчас взял ботинок. Понимаешь, та новость, что где-то кто-то еще взял ботинок – я вообще не понимаю как это может меня тронуть сейчас. Даже вулкан – он там. Ты же не можешь следить и думать “Вау”. Ты реально сидишь сейчас здесь и даже представить не можешь, что есть человек, который стоит в аэропорту и 10 тысяч таких же рядом с ним… Все равно у нас субъективное восприятие мира. Иногда они меня касаются – удаленные новости… Так, чтобы сесть, дайка я посмотрю… Нет, такого у меня нет.

Т: Как ты сейчас паркур в России оцениваешь? Паркур как движение и как субкультуру

ОК: Как любое другое из существующих. Не лучше, не хуже. Есть из 10 тысяч 10 уникальных в этом, 10 уникальных еще в чем-то, а остальные ни о чем, которые следуют за первыми дватцатью. Так же и везде.

Т: Себя уникальным не считаешь?

ОК: Мы все уникальны. Если мы берем дисциплину, как точку отчета, вот ты говоришь о движухе. Движуха – это когда люди за чем-то следуют. Но если на твой сайт заходит больше людей, то соответственно именно в этом контексте ты можешь поставить себе некий статус. Я, конечно, слово жесткое привел в пример, в данном контексте не очень уместно, ну там “уникальный”, но не важно. Некий элемент значимости. Но только надо понимать, что, если ты вот здесь значимый, то в тотальном смысле… мы все уникальны или все не уникальны.

Т: Если, например, будет какой-то фестиваль на западе устраиваться, тебя пригласят в качестве гостя – провести тренировку или как одного из первых лиц российского паркура…

ОК: Мне не важно на западе это или где. Если меня пригласили…

Т: Ну ладно, не на западе, в России, это не суть важно. В Самару тебя позовут, ты поедешь? Будешь участвовать в этом или …

ОК: Не знаю, я не могу сказать да или нет…

Т: В чем будет твой интерес или неинтерес в этом мероприятии?

ОК: Да все что угодно. Интерес может быть в общении, я сюда сразу даже перечислю деньги, это все может быть. У меня интереса в деньгах нет или в чем-то еще тоже. Это может быть по ощущениям, может по конкретной ситуации. Вот Вирр “100 рублей, 100 рублей”. Звонят из Самары: “Чувак, приедешь за 100 рублей?”. – Ой, Вирр, слушай, поехали за 100 рублей. – О, поехали. Грубо говоря. Но нет ориентации узконаправленной мысли в этой категории. Если бы мы в категории денег думали, у нас и 100 рублей бы было. Общение – интересно, да. Мы думали как-то, из Симферополя когда приезжали с Байтом, проехать по России, останавливаться там где-то, тренироваться. Просто самим ехать, но при этом люди будут где-то присоединятся, общаться – это интересно всегда. Но это может отталкивать неким образом, общение человека, который приглашает: “Слушай, у нас тут офигенно, фестиваль будет, ты тут спецгость” – вот это неинтересно уже. То есть я должен приехать, себя показать, на других посмотреть. Самоутверждения момент, если он и был, то уже прошел. Если пацаны скажут, что у нас тут ничего нет, было б классно, если бы… Мы может и не поедем, но это допустимо. А то отталкивает сразу – там ловить нечего.

Т: Ты сейчас про Симферополь сказал. Короткометражка “Настоящая история” изначально позиционировалась как история о жизни трейсеров в разных городах России. В связи с чем поменялась концепция. То есть та часть документалистики, которая задумывалась – не появилась…

ОК: Фактически, на тот момент, было лень что-то писать. За 2 месяца, за полгода до того как – все это неадекватно. Придумать какую-то такую концепцию будущего… Хотя я писал то, что я думал в декабре. Когда мы снимали, я даже не думал о том, что я писал. Мы решили “А давай так сделаем”, потом тема развивалась, в каждом городе, в разных условиях мы смотрели, пробовали. Сама тема – она не в кадре, она за ним. Это наше ощущение прежде всего, внутреннее. И ты просто, перемещаясь в

этих местах, снимаешь это, выстраиваешь какую-то картину, цепочку. Ты погружаешься в какое-то состояние. Это, например, романтика – оно вот так выстраивается. Одно к другому клеится эпизодами. Потом что-то доснимаешь для цельности, но по сути это все снято без каких-то идей. Там нет смысла. Его можно искать, его можно найти. Настоящая история была процессом внутри себя. Все кто участвовал в этом процессе – для них это очень много. Для каждого из нас – это приключение, которое очень много дало. Но в кадре, по сравнению с тем, что реально внутри – это все равно история мертвая. Но она, возможно, тем кто смотрит даст какой-то заряд, если он будет на той волне, на которой получилось то настроение фильма. То молчание, которое передает фильм, какое-то спокойствие – этого человек недобирает. Он смотрит, думает, у него появляется некое вдохновение.

Т: А сейчас есть идеи? Идеи для новых фильмов?

ОК: Да, идеи всегда есть

Т: Это сюжетные вещи?

ОК: Даже если кто-то прыгает, ему это нравится, он все равно видит в этом какое-то выражение настроения, эмоций, это всегда есть чем выразить. В любом случае это становится крутой историей. Да, они сюжетные, будем снимать, снимем – появится.

Т: А художественные фильмы, полнометражные – нет желания снять или поучаствовать?

ОК: Да, интересно это все. Но, кино сегодня очень примитивное. Участвовать в сценах драм, конфликтов… например, девушка, изнасилованная в детстве, приезжает в город с ненавистью к мужскому полу – какие-то линии, которые задуманы с целью, чтобы зацепить, то есть, основанные на страстях? вещи…

Т: Ну а на страсти паркура сделать, чтобы зацепить паркуром именно

ОК: Для меня лично, такая страсть, что бежит потный, уже в крови, разбитый человек и вот он сейчас допрыгнет – мне это уже не интересно.

Т: А показать, как ты это видишь, выступить режиссером

ОК: Да, да. Раньше как это было – агрессия, не злая которая, а именно такое пробивное состояние, когда ты бежишь – стены ломаешь, было понятно, что это идет от каких-то проблем. Был такой момент, несколько лет назад, было несколько видео на эту тему. Например, видео PAWA с KOI. Сейчас есть какое-то другое представление и кино, которое снимается, совсем не то

Т: Но желание сделать свое есть?

ОК: Да, безусловно. Есть желание самовыражаться, это можно сделать через что угодно: можно тату набить, можно кино снять, песню сочинить. У одного это выражается всю жизнь в одном и том же, но может это и в кино выразится, может в чем-то еще, но это безусловно разрастается.

Т: Ты можешь сказать, что медиа проекты в паркуре тебе сейчас больше интересны, нежели сам паркур?

ОК: Это странная фраза. Как можно вообще отделять одно от другого. Нет.

Т: Ты сейчас творчески хочешь себя реализовать в паркуре, получил ли ты от паркура все, что хотел?

ОК: Да нет. Есть такие глобальные темы: свобода, любовь, сила.. Возьмем любовь – ты понимаешь ее на таком уровне. Пока ты снимаешь и, если ты в этом не развиваешься, то покажешь любовь на некой статичной мертвой точке своего понимания. Но это в принципе невозможно. Ты течешь здесь и здесь – одинаково. Ты можешь снимать, что-то получить, понять, например, здесь тухляк, плохо тут, вернутся или дальше двигаться тут… Как можно отделить от творческого “что-то” в человеке в проявлении. Если ты развиваешься как личность, то ты развиваешься по обеим сторонам. Не важно в чем выражено данное действие, прыгаешь ли ты, развиваясь как личность, или ты снимаешь, развиваясь как личность – ты развиваешься во всем одинаково. Это заблуждение думать, если ты постигаешь мир и что-то через паркур, то ты не развиваешься в съемке. Например Давид никогда не брал полноценно в руки камеру. Он всегда начинает диалог с режиссерами о процессе съемки, о постановке – он понимает что такое движение. Он понимает что такое постановка кадра, он понимает где динамика кадра. И он понимает это не только когда бежит. Со стороны он тоже это видит. Чем больше впечатлений ты получаешь, тем более трезво ты смотришь на все, что тебя окружает. Ты развиваешься. Главное дальше идти.

Т: Спасибо на этом и спасибо за прием.

Специально для www.traceur.ru

Постовой:
Современный hand made обрел массовую аудиторию. Самоделки теперь не только помогают сделать жизнь лучше, но и выступают в качестве хобби.
Ребят из Перми в столице не встретил. Видимо нашли неплохие вакансии в Перми и решили провести выходные себе на пользу.

, , , , , , , , , .